Эмил Чебан: Величие врача определяют дела и успехи его учеников

Просмотров: 9802

Мы ценим врачей за их профессионализм, уважаем за учёные степени, нo каждый профессор, доктор медицинских наук – прежде всего человек со своей судьбой и мечтами. О том, как непросто стать врачом, о воспитании личности, проблемах медицины и любимой альма-матер – наша беседа с проректором по клинической работе Государственного университета медицины и фармации им. Н. Тестемицану, заведующим кафедрой урологии Емилом Чебаном.

ДОСЬЕ

Дата рождения:
6 сентября 1966 года, село Липник Окницкого района.

Научная степень:
Доктор-хабилитат медицинских наук, профессор.

Образование:
1. Государственный университет медицины и фармации им. Н. Тестемицану, медицинский факультет.
2. Европейский университет Молдовы, юридический факультет.
3. Академия государственного управления, факультет менеджмента.

Темы кандидатской и докторской диссертаций:
В 2003 году защитил кандидатскую диссертацию на тему «Дифференцированное лечение камней мочеточника». в 2014 году защитил диссертацию на степень доктора-хабилитат «Мультимодальное лечение осложнённого нефролитиаза».

Послужной список:
1. Проректор по клинической работе Государственного университета медицины и фармации им. Н. Тестемицану.
2. Заведующий кафедрой урологии и оперативной нефрологии.
3. Секретарь Общества урологов Республики Молдова.
4. Член Европейского общества урологов.
5. Член Международного общества урологов.
6. Председатель аттестационной комиссии врачей-урологов, нефрологов и андрологов Министерства здравоохранения и социальной защиты РМ.

Главное достижение:
1. Автор более 180 статей, монографий, научнометодологических работ, учебников.
2. Обладатель множества международных и правительственных наград, в том числе ордена Gloria Muncii.

ЗАРОЖДЕНИЕ НОВОЙ ДИНАСТИИ ВРАЧЕЙ

Моя супруга стала офтальмологом, много лет работала в РКБ, а потом её пригласили в клинику Medpark. Наш сын тоже поступил в медицинский университет, хотя его приглашали на учёбу в разные страны. Он решил остаться дома и сейчас учится на 4 курсе. Можно сказать, что в Молдове зарождается новая династия врачей.

Сын последовал моему примеру и после 3 курса устроился медбратом на ночные дежурства в отделение урологии РКБ. Я приветствую его решение. С одной стороны, он зарабатывает себе карманные деньги, с другой – участвует в подготовке больных к операции, в их лечении, просто общается с пациентами – это очень важно.

ВЫЗОВ СУДЬБЕ

На характер человека, на развитие его как личности свой значимый отпечаток накладывает воспитание, место, где он родился…

Я родился в селе Липник Окницкого района, на севере Молдовы, в очень красивых, живописных местах. Мама занималась хозяйством, воспитывала меня и старшего брата Марина. Село было большим с развитой инфраструктурой, и мой отец работал председателем колхоза.

Он был удивительным человеком, в котором сочеталось много положительных человеческих качеств: ум, целеустремленность и открытость. При внешней строгости, отец обладал тонкой душой, безмерно любил родные места и людей, которые его окружали. Он обладал поразительной работоспособностью, но в его напряжённом рабочем графике всегда находилось место для нас.

К сожалению, он заболел неизлечимой болезнью и ушёл из жизни в возрасте 42-х лет. Так в 11 лет моё детство кончилось. Печально, что время стёрло большинство моментов, связанных с отцом, но в памяти сохранился его образ, и от этих воспоминаний становится тепло на душе.

Следует полагать, что после смерти отца ваша жизнь кардинально изменилась?

У мамы не было профессии, потому что нас всю жизнь обеспечивал отец. После его смерти она поступила на заочное отделение техникума, чтобы получить профессию агронома, а мы с братом искали любую работу.

В материальном плане было очень сложно, поэтому мы не остались в селе заканчивать десятилетку, а решили как можно быстрее получить профессию. Брат поступил в техникум виноделия, а я выбрал медицинское училище.

На ваш выбор повлияла болезнь отца?

Я думаю, что тогда бросил вызов судьбе. Мне было больно и обидно, что врачи не могли своевременно поставить точный диагноз. Лечили не от той болезни. Я решил, что буду врачом. Хорошим врачом, который всё делает правильно, который не делает смертельных ошибок.

НА ПЕРЕДОВОЙ МОЛОДЁЖНОГО КРЫЛА

Уехав из дома в 15 лет, вы сразу стали самостоятельным человеком. Как вы строили свою жизнь в юном возрасте?

Мы были молоды. В том возрасте на мир смотришь иначе. Но я всегда был активным, участвовал во всех мероприятиях, что не помешало мне окончить медицинское училище с красным дипломом. Кроме того, я ещё и работал.

Первая запись в моей трудовой книжке гласит о том, что я являюсь дворником в РКБ. Сейчас, оглядываясь назад, я пытаюсь вспомнить, о чём всё-таки думал будущий профессор, размахивая метлой.

У вас хорошие организаторские способности, вы умеете правильно общаться с людьми, наверное, какие-то качества достались вам от отца. Можно предположить, что в институте у вас тоже была насыщенная жизнь…

Меня с первых дней назначили профоргом курса, а когда я учился на 2-м курсе, стал уже профоргом лечебного факультета. В мои обязанности входило распределение мест в общежитии и путёвок; проведение собраний и организация молодёжных мероприятий, конкурсов и концертов. Мы придумывали проекты, создали КВН. Я постоянно находился среди молодых людей.

Когда от принятых решений зависит чья-то судьба, необходимо всегда быть справедливым, не так ли?

Я всегда поступал честно, не руководствовался эмоциями, а следовал фактам. Думаю, что во многом поэтому на 6-м курсе меня выбрали заместителем председателя профкома студентов университета.

Позже я стал председателем профсоюзного комитета сотрудников университета, занимал эту должность пять лет. Кстати, сейчас на базе студенческого профсоюза работает «Ассоциация студентов и резидентов-медиков» – очень популярная и прогрессивная молодежная организация, а я являюсь одним из её основателей.

ПРИТЯЖЕНИЕ ПРОФЕССИИ

Почему вы выбрали именно урологию?

Можно сказать, что я подошёл к специальности эмоционально-экспериментальным путём. До 6-го курса студенты проходят практически все ведущие направления медицины. Все они по-своему интересны. Изначально я предполагал, что стану онкологом, но, когда прошёл раздел на курсе, понял, что это не моё.

Присматривался к гинекологии, также меня приглашали на судебную медицину. Но лишь после изучения цикла урологии я почувствовал притяжение к этой специальности. Кроме того, мне понравились врачи, которые работали на кафедре урологии. Всё совпало. И моё желание, и атмосфера обучения, и перспективы, связанные с развитием этого направления медицины.

Правда, за право быть урологом пришлось побороться. Желающих выбрать эту специальность было немало. Однако когда у человека есть мечта, за которой он следует, всё получается.

Как складывалась профессиональная карьера после окончания интернатуры?

В 1994 году, по распределению, я поехал в Бельцы в отделение урологии и гемодиализа. В этот период я чувствовал потребность в дальнейшем профессиональном развитии, хотел погрузиться в медицину как в науку.

Поэтому вскоре, буквально через несколько месяцев, я поступил в докторантуру на кафедру урологии, стал аспирантом, а потом ассистентом-стажёром и начал заниматься больными. Постепенно карьера набирала обороты…

Но научные исследования проводились и во время учёбы в университете?

Без научных работ поступательного развития медицины быть не может. Не может без них быть и профессионального роста. Об этом знают даже первокурсники. Когда я писал первую диссертацию, было очень сложно. Во время работы над диссертацией у меня сменился научный руководитель. В 2003 году я защитился и получил учёную степень.

У каждого направления медицины есть и своя узкая специализация. Какую выбрали вы?

Первая научная работа была посвящена мочекаменной болезни – очень актуальной для Молдовы теме, которой я и посвятил свою врачебную карьеру. В 2006 году я стал доцентом кафедры и начал подготовку ко второй диссертации на звание доктора-хабилитат, в том числе и на базе урологической клиники в Клуж-Напоке, в Румынии.

Вторую диссертацию защитил в 2014 году. В конце года получил и звание профессора. Но это не предел. Врачи должны постоянно совершенствоваться, посещать международные научные форумы.

ДОЛЖНОСТЬ, ВЫЗЫВАЮЩАЯ ЗАВИСТЬ

Как научная работа сочеталась с врачебной деятельностью и руководящей должностью?

В 2010 году меня назначили проректором университета по воспитательной работе и социальным проблемам. Мой рабочий график не изменился, просто стал более плотным, а врачебная деятельность не пострадала. На этой должности мне очень пригодился опыт работы в профсоюзах. Я продолжал работать с молодежью, только на более высоком уровне.

Отвечал за студенческий городок, досуг, отдых, питание в столовых, строительство жилья для наших сотрудников, которые могли купить квартиру по себестоимости, и многое другое. В то время был открыт новый спортзал для студентов, проводился ремонт общежитий, из одного из них мы сделали гостиницу и т.д.

К университету перешла огромная и ценная для нас библиотека РКБ, где тоже был проведён капитальный ремонт. В 2015 году меня назначили на должность проректора по клинической работе и постдипломному образованию. С января 2019 года я курирую только клиническую часть.

И ваши функции изменились…

Естественно. Это уже другой вид деятельности, связанный исключительно с медициной. Следует признать, что эта должность очень сложная, требующая полной самоотдачи. Но при этом она считается престижной.

Мне приходится отвечать за все клинические базы, проверять работу всех сотрудников. У нашего университета более 50 клинических кафедр в разных больницах. Кроме всего прочего, нужно регулировать отношения между кафедрами и руководством больниц.

Получается, что если кафедра успешна – это заслуга её работников. Если же где-то случился промах – виноват проректор по клинической части?

В медицинской части мы стараемся не допускать больших ошибок и промахов. Но возникают разного рода конфликты. Например, когда какая-то больница отказывается сотрудничать с кафедрой или с конкретным ученым-медиком.

В таких ситуациях приходится в качестве аргумента представлять соответствующее решение правительства. Кстати, решение правительства, регламентирующее работу наших кафедр в больницах республики от 2007 года, по моей инициативе в прошлом году было обновлено. Были обновлены и другие нормативные акты.

«Я очень строг к себе и вследствие этого предъявляю повышенные требования к окружающим меня людям»

Кажется странным, что больницы могут отказаться от размещения на своей территории научных кафедр. Ведь кафедры – это развитие, медицинские инновации, научные конференции, дополнительное финансирование и т.д.

В данном случае роль играет человеческий фактор, всё зависит от людей. Во врачебном мире существует определённая конкуренция. Она хороша и даже необходима, если не выходит за рамки разумного и достойного поведения. Но если конкуренция замешана на зависти, на неуверенности в своих силах, то она превращается в банальное выяснение отношений.

Ваша нынешняя должность сопряжена с тем, что, выполняя свои непосредственные обязанности, вы невольно можете стать объектом для зависти.

Всё возможно. Поэтому я стараюсь работать правильно, корректно, решать сложные ситуации без конфликтов, искать компромиссы. Особенно сложно стало в последнее время, когда врачей втянули в политические игры. Власть в стране менялась, часто менялось и руководство больниц.

Каждый новый министр устанавливал свои правила. Каждый новый главный врач, получивший должность благодаря партийной принадлежности, предъявлял свои условия и порой устранял конкурентов. Политику нельзя смешивать с медициной. Из-за этого страдают пациенты.

Некоторые люди путают понятия профессии и должности…

Профессия у меня одна. Я – врач-уролог, а должности бывают разными, в том числе и временными. Я прошёл много карьерных ступеней, старался соответствовать всем должностям. И теперь готов идти дальше.

Но на какую бы ступень ни поставила меня судьба, я всегда останусь врачом. С 1 июля я являюсь заведующим кафедрой урологии. Это тоже должность, но максимально приближенная к врачебной работе.

ПЕЧАЛЬНАЯ АРИФМЕТИКА

Как практикующий врач, какие проблемы в области урологии вы могли бы обозначить?

В Молдове есть вся необходимая современная аппаратура для диагностики и лечения урологических заболеваний на высшем уровне медицинской помощи. При этом нам катастрофически не хватает специалистов. Наличием врачей-урологов может похвастать только половина районных больниц республики.

Мало того, врачей этого профиля не хватает и в столице. И, к сожалению, надо констатировать, что кризис кадров будет только усугубляться. Это значит, что урологические больные направляются в Кишинёв. В столичных больницах образуется очередь длиной в 3-4 месяца. Пациенты вынуждены ездить, сдавать анализы, консультироваться, а на дорогу и проживание нужны деньги. Некоторые люди просто сдаются и перестают приезжать.

Болезнь прогрессирует и может привести к печальным последствиям. К примеру, в развитых странах мочекаменная болезнь в основном лечится путем эндоскопических операций. У нас же в стране почти половина операций проводится открытым путём. Почему? Да потому что люди обращаются уже тогда, когда камни достигают огромных величин и их нельзя ни растворить, ни удалить при помощи эндоскопа. А ведь если бы пациент вовремя сделал УЗИ, можно было бы применить более щадящий метод.

Ещё один пример. После 40 лет у многих мужчин появляется риск развития аденомы предстательной железы. Для того чтобы себя обезопасить, нужно сходить к урологу, пройти УЗИ и на всякий случай сдать анализ на ПСА (наличие раковых клеток). В итоге, 40% страдающих аденомой заболевают раком, и опять же, из-за позднего обращения, болезнь диагностируется слишком поздно.

Отсутствие кадров связано с уровнем зарплат?

В большей части. Причем начиная с резидентуры. У нас резидент получал стипендию в тысячу леев, в соседней Румынии – 1500 евро. А если резиденты берут в нагрузку ещё и ночные дежурства, к этой сумме добавляется 500 евро. Вот такая арифметика. Правда, последние 2 года зарплату увеличили до 5000 леев, но это всё равно не останавливает массовый выезд за рубеж.

Известно, что молдавские врачи за границей ценятся…

Они там востребованы. Они идеально включаются в систему, потому что у них высокий уровень знаний.Но врачи уезжают не только из-за зарплат, но и, как это странно ни звучало бы, из-за политики.

Из-за частой смены власти и руководства у нас нет стабильности. Врач в любое время может оказаться в опале. Политические споры вносят раздор и хаос в медицинское сообщество. Это неправильно.

Чему вы посвятили свои диссертации?

Первая научная работа была посвящена мочекаменной болезни – очень актуальной для Молдовы теме, которой я и посвятил свою врачебную карьеру. В 2006 году я стал доцентом кафедры и начал подготовку ко второй диссертации на звание доктора хабилитат, в том числе и на базе урологической клиники в Клуж-напоке, в Румынии.

Вторую диссертацию защитил в 2014 году. В конце года получил и звание профессора. но это не предел. Врачи должны постоянно совершенствоваться, посещать международные научные форумы.

ВУЗ ЛУЧШИХ ТРАДИЦИЙ

Медицинский институт формировался на базе ленинградской медицинской школы, которая в своё время была признана одной из лучших в мире…

Для нас это большая честь. Наверное, за это надо благодарить Сталина. Во время войны Ленинградский институт оказался в блокаде, и многих врачей, которым по правилам того времени перестали доверять, отправили в Кисловодск, а после войны прислали в Кишинёв.

Таким образом к нам приехали уважаемые профессора, врачи и педагоги высокой культуры, которые внедрили в Кишинёвском государственном институте, позже ставшим университетом, лучшие традиции ленинградской школы. Изначально была установлена очень высокая профессиональная планка. Нашему университету повезло и в том, что был такой человек, как Николай Тестемицану. С его появлением в университете началась подготовка национальных кадров.

Но ведь жители Молдовы и до этого могли получать медицинское образование, верно?

Да, но не в таком масштабе. Молдавского населения было меньше, именно Николай Тестемицану сделал упор на подготовку местных кадров. Первых выпускников из числа жителей Молдовы мы называем «золотым выпуском», в нём было много звучных фамилий. Они стали не только великими врачами, но и прекрасными учителями. Высокая профессиональная планка – одна из лучших традиций университета.

Какие ещё традиции хранят стены университета?

Уважение к нашим учителям, истинным носителям профессии. Мы чтим память тех, кто уже ушёл из жизни, и с почтением относимся к тем, кто достиг пенсионного возраста, но продолжает оставаться в наших рядах.

Для профессоров и академиков, вышедших на пенсию, мы сохраняем рабочий кабинет, и они проводят консультации. Когда я был проректором по воспитательной работе, то непосредственно принимал участие в создании Аллеи выдающихся молдавских ученых и врачей. Она была открыта в дни празднования 70-летия Государственного университета медицины и фармации Молдовы имени Н. Тестемицану.

«Изначально я предполагал, что стану онкологом, но, когда прошёл раздел на курсе, понял – это не моё»

Вы с такой нежностью и гордостью говорите об университете, как будто это ваш второй дом.

Так и есть. Я могу пройтись по его коридорам с закрытыми глазами, я помню расположение и номера всех аудиторий. Мои учителя и сокурсники стали моей семьёй, а к своим ученикам я отношусь как к детям. Мне очень дороги коллектив и моя альма-матер.

ПРОВОДНИК В МИРЕ ЗНАНИЙ

Величие настоящего врача определяется не только числом благодарных пациентов, но и числом блистательных учеников, последователей. Какие они, ваши ученики? Вы их выбирали или они вас?

Симпатии обоюдные. Когда приходят студенты или резиденты, они ещё плохо ориентируются в научном мире, не знают установленных правил и норм. И они хотят всё это постичь. Они разные, и только время показывает, кто чего стоит. Но мне повезло, ко мне приходили самые лучшие ребята.

Моя задача не только стать их проводником в мире знаний, но и открыть их дремлющие таланты, направить на путь, который они способны достойно пройти. Позже они сами решают, в каком месте нужно повернуть. Один из моих учеников, доцент, доктор, в прошлом году уехал в Германию. Конечно, как наставнику мне обидно, что он покинул страну.

Но как человек, я понимаю, что каждый вправе выбирать свой путь. Несколько учеников перешли на работу в частные клиники, а я рассчитывал, что они будут трудиться рядом со мной. Есть и такие, кто остался. Один из них – доктор медицинских наук, в 30 лет стал заведующим отделением урологии, другой – продекан лечебного факультета. Я считаю, что мы должны давать молодым и перспективным врачам возможность раскрыть все свои таланты. Но я уверен, что у меня будет ещё много хороших учеников.

Вам приходилось говорить своим ученикам, что их потенциал ограничен?

Категорически нет. Во-первых, я могу ошибиться. Кроме того, если говорить, что у человека есть свой определенный потолок успеха, он перестанет развиваться. Я могу указать на ошибки, что-то подсказать.

Молодых очень важно направлять и поощрять. Они потом сами найдут применение своим знаниям и способностям. Но знаю точно, что наши ученики должны быть лучше нас, иначе мы можем забыть о прогрессе.

Есть ли в Молдове, кроме профессиональных союзов и ассоциаций, какое-то неформальное сообщество врачей-единомышленников, своего рода патриотов, которые хотят сделать страну лучше?

Нет. Сейчас это не модно, тем более что всех разделила политика. Хотя такие люди среди врачей есть. Они бескорыстны и всем сердцем переживают за Молдову. Такая организация должна быть обязательно, в некоторых странах – это коллегия врачей, которая регламентирует отношения между работодателями, министерством и врачами, защищает права всех сторон. Я пробовал с ректором нашего университета академиком Ионом Абабием сделать это, но у нас не получилось, опять вмешалась политика.

ДИПЛОМЫ И ПРОВИНЦИЯ

Мы говорили о том, что из страны уезжают врачи. но в большом количестве уезжают и выпускники вуза, при этом в районах не хватает специалистов. Сейчас на высоком уровне обсуждается вопрос о том, что, если выпускник, который учился на бюджете, отказывается ехать по распределению, он должен вернуть деньги за обучение.

С одной стороны, конечно, нам очень нужны молодые кадры, и государство надеется на новую смену. С другой стороны, мы лишаем молодых людей права выбора. Как вы оцениваете эту ситуацию? Вопрос очень актуальный и однозначно его решить нельзя. Эта проблема беспокоит всех, в том числе меня как врача и руководителя, потому что население страдает от нехватки кадров.

Вопрос обсуждался на разных уровнях, но без особого успеха, и это связано со многими факторами. Во-первых, это снижение рождаемости, миграция граждан, и как итог – сокращение населения, в частности сельского, и последующая деградация сёл. Во-вторых, в медицинском университете очень сложно учиться, не каждый может выдержать такую нагрузку.

Причём учиться нужно на протяжении всей жизни. Для учёбы необходимы не только возможности, но и большое желание, а также – любовь к пациенту. Можно быть идеальным врачом, блистательным хирургом, но если нет сострадания, стать хорошим врачом не получится. Для того чтобы перед кабинетом выстраивались очереди, нужно уметь выслушать пациента, научиться его уважать.

ПРАВО ВРАЧА НА ДОСТОЙНУЮ ЖИЗНЬ

И вот, после 6 лет базового обучения, 3 лет резидентуры или 5 лет хирургии и ещё какого-то специализированного обучения, врач направляется в далёкий населённый пункт, где нет горячей воды и канализации, отопления и санузла. Кроме того, у врача нет своего жилья, и зарплата весьма скромна.

Кто захочет после стольких лет учёбы оказаться в такой ситуации? С врачей начинают требовать возврата денег за то, что они не поехали на работу в место, где нет привычных условий жизни. Мы не имеем права останавливать молодых людей, которые, получив профессию, хотят достойно жить.

Как же тогда быть?

Решение есть. Вопросы о будущем месте работы должны обговариваться заранее. Кроме того, должен быть разработан ряд правовых документов, которые будут страховкой как для государства, так и для молодого специалиста.

В общем на эту тему можно много говорить, но ясно, что она требует тщательного рассмотрения. Нынешнее министерство здравоохранения понимает эти проблемы и обещает изменить правовую базу, для того чтобы исправить ситуацию.

УПРАВЛЕНИЕ ЭМОЦИЯМИ

Вы говорили о том, что хорошего врача отличает любовь к пациенту. Какие ещё качества необходимы в этой профессии?

Врач должен проявлять к пациенту сочувствие, но не жалость. Уметь сосредоточиться на проблеме и, когда необходимо, проявить хладнокровие. Он должен быть честным и по отношению к окружающим, и по отношению к себе. И ещё ему должно быть чуждо чувство лени, потому что всю жизнь нужно учиться и работать.

У вас есть черты характера, с которыми вы боретесь?

Я слишком доверчив, а ещё я не умею лукавить и всегда недоволен собой. Всегда кажется, что можно было сделать ещё лучше. Из-за завышенных требований к себе я предъявляю повышенные требования к окружающим. Это не всегда правильно, но я не терплю, когда люди небрежно относятся к своим обязанностям. Поэтому я учусь управлять своими эмоциями.

РОЖДЕНИЕ ДИНАСТИИ

У вас очень плотный график работы, и, судя по всему, вы попадаете домой не раньше ужина. Как к этому относится ваша семья?

Моя жена тоже врач, она меня понимает и целиком поддерживает. Мы познакомились с ней ещё в начале учёбы, вместе в общежитии готовились к занятиям. Потом появились чувства, мы поженились. Получили отдельную комнату. В целом по разным общежитиям мы скитались 17 лет, в общежитиях у нас родились дети – двое сыновей.

Во время учёбы я всегда сам зарабатывал деньги, работал сторожем в столовой, дворником в детском саду, там меня иногда подкармливали. Когда я стал семейным человеком, то устроился ночным фельдшером на обувную фабрику «Зориле», где получал по тем временам, серьезную зарплату в 90 рублей.

Мы сами, без посторонней помощи, строили свою семью, справлялись со всеми превратностями судьбы. Пережили страшную трагедию… Мы потеряли старшего сына, когда он учился в 5 классе, в первые дни сентября его с одноклассником на остановке сбила машина.

Потеря ребёнка для родителей – ужасное потрясение. Не хотелось всё бросить, опустить руки, целиком погрузиться в горе?

После смерти сына у меня произошло переосмысление своей жизни, переоценка ценностей, всё лишнее отпало. Эта страшная потеря привела к тому, что многое в моей жизни упорядочилось, приобрело контуры.

Я долго не мог разобраться с первой диссертацией, менял темы, был недоволен результатами. А потом всё сложилось. Как будто мой мальчик помогал мне с небес. Мы купили квартиру, забрали к себе мою маму, потом купили ей отдельное жильё рядом с нами.

ВЕЛИКИЙ МАТЕРИНСКИЙ ПОСТУПОК

Я служил в армии, под Одессой, в посёлке Черноморка, где размещалось Одесское высшее командное инженерное училище противовоздушной обороны. Там учились представители всех стран, которым помогал Советский Союз. Я был комсоргом части. По вечерам дежурил в санчасти и выполнял обязанности фельдшера.

Когда я старшим сержантом вернулся из армии, то собрался поступать в медицинский институт. У меня не было никакой одежды и обуви, кроме той, которая была на мне. Но мама очень хотела, чтобы я продолжил учёбу. Она продала наш дом и купила мне всё необходимое, а сама переехала в съёмное жилье. Это было её решение, её великий материнский поступок… Я был обязан оправдать её надежды.

При всей занятости всех членов вашей семьи вы, наверное, собираетесь вместе? Какие ваши любимые семейные праздники?

Конечно же, мы собираемся по всем праздникам. Но обязательные, самые почитаемые – Рождество, Пасха и Новый год. Даже в советское время, когда был жив папа – председатель колхоза, мы ходили в церковь.

И все годы я обязательно в этот праздник хожу освящать пасху, беру с собой сына, а потом мы всей семьёй, вместе с родителями садимся за стол, на котором обязательно находятся пасхальные и национальные блюда. Когда есть возможность, мы посещаем монастырь. Один из любимых моих монастырей, где отдыхает душа, – монастырь Курки.

УГОЛОК РОДИНЫ И ДУШИ

Вы верующий человек?

Да, причём с детства. После смерти отца, когда мама уезжала на учёбу, я оставался с бабушкой, которая была очень набожной. Она читала в селе псалтырь и знала наизусть много молитв. Она и рассказывала мне о вере, учила молитвам.

Если бы я не стал врачом, то был бы священнослужителем. Моя душа была к этому готова. Я даже присмотрел в Одессе подходящую духовную семинарию. Но Богу было угодно, чтобы я лечил не души, а тела.

У вас остается время на хобби?

Я не знаю, можно ли это назвать хобби, но я очень увлечён сбором старинных национальных предметов. У меня в отдельной комнате создан своеобразный музей, где хранятся старые ковры, предметы быта, есть даже икона моей бабушки конца XVIII века.

Вы приезжаете в родные места?

Я отношусь к своим родным местам с искренним почитанием. В Липнике давно уже нет моих родственников. Но живы знакомые, одноклассники. Сельчане часто обращаются ко мне за помощью, и я стараюсь помочь.

Мой отец стал почётным гражданином села, а я вошёл в список почётных граждан города Окницы. Каждый год, в какой-то из праздников, я собираю всех оставшихся в селе одноклассников и после посещения кладбища устраиваю застолье, во время которого мы вспоминаем годы юности и наших учителей. Это те редкие минуты, когда я на короткое время забываю о работе. Это и есть мой душевный отдых.

А с семьей где отдыхаете?

Отдых, в цивилизованном его понимании, для нас – явление редкое. Раньше ездили на море, а в последние годы нам нравится отдыхать в горах, в Румынии. А вообще, у меня около 70 дней неиспользованного отпуска. Мне просто некогда отдыхать.

От постоянной работы даже железные механизмы выходят из строя, а человеческий организм – более хрупкая структура…

Я по-иному не могу. Когда я надолго останавливаюсь, то начинаю болеть в прямом смысле. Мой организм привык к постоянным стрессам.

НА ФОНЕ ПРОХОДЯЩИХ ПОЕЗДОВ

Какие ещё мечты или цели хочется реализовать?

Мечты – очень странная вещь. Я помню, как в детстве у меня было любимое место, откуда были видны проходящие поезда. Я сидел и мечтал, что выучусь на фельдшера, стану санитарным врачом, а потом куплю себе мотоцикл.

В университете я с восхищением слушал профессоров и думал о том, смогу ли я когда-то стать таким, как они? И вот мне 53 года, и я уже давно врач, который выполняет сложные операции, и профессор, у которого есть свои ученики, а ещё и руководитель, у которого своя нелегкая ноша.

Но я понял главное – чтобы мечта воплотилась в реальность, нужно в неё верить и очень много работать. Поезд, который провожал глазами пятнадцатилетний мальчишка, давно ушёл. Но по рельсам нашей жизни проходят новые поезда.

Если говорить о целях, то одна из них – это строительство университетской больницы, оснащенной самыми современными технологиями.

Такие больницы существуют во многих странах мира. Это значит, что, начиная с медицинского поста дежурного и заканчивая операциями, – поле деятельности студентов, где старший отвечает за работу младшего.

Но некоторые пациенты могут скептически отнестись к больнице, где работают молодые специалисты без опыта…

Сложные операции будут проводиться под контролем и при участии опытных врачей. Студентам нужна своя база, чтобы достичь каких-то профессиональных высот необходима практика. Больница станет учебной, лечебной и научной базой. Кроме того, мы ослабим нити зависимости наших кафедр, работающих на базе больниц.

Но студенческая больница – это долгосрочные планы. А в настоящее время нужно стараться сохранить наш уникальный вуз и его прекрасный коллектив, не дать политикам пошатнуть его устои, разрушить традиции. Надо и дальше держать планку престижа высоко и прочно, и этим целям я готов честно и долго служить.