Василий Буза: «Ветеринарная клиника Esculap-Vet обладает уникальным для Молдовы оборудованием»

Просмотров: 1961
Василий Буза,
основатель клиники, почётный председатель, врач-ветеринар, доктор ветеринарных наук

На вопросы журналиста сайта Sanatate.md ответил основатель и почётный председатель ветеринарной клиники Esculap-Vet Василий Буза. Он увлекательно рассказал о том, когда и при каких обстоятельствах появилась идея открыть ветеринарную клинику, почему ей нет равных в Молдове, как он воспринимает решение сына администрировать деятельность клиники, о похвалах со стороны коллег из Одессы, а также о том, приходится ли сталкиваться в Кишиневе с конкуренцией.

Я руководил клиникой в самом начале ее существование, но затем передал руководство сыну, Николаю. Считаю, что передал успешно передал, он справляется. Важно, что он проявляет старание и пытается вникнуть. Спасибо ему за это!

Но у Николая нет ветеринарного образования…

Нет. Он — доктор юридических наук, но он был разочарован в этом пути.

И он решил заняться семейным бизнесом?

Да, и ему это понравилось. Хотя я сына об этом совершенно не просил. Он сам присмотрелся и решил этим заняться. Второй сын тут рядом…

Чем занимается ваш второй сын?

Он владеет моей первой ветеринарной фирмой.

Получается такой крупный семейный бизнес, в котором участвуют все?

Да. Но та фирма и клиника Esculap-Vet — два совершенно различных предприятия. Николай взялся за клинику, и я не то что удивлён, а очень доволен тем, что ему нравится этим заниматься. Мне обидно только, что мой сын, получив юридическое образование, вынужден был покинуть ту сферу…

Ну почему? В любом случае, это приобретённый опыт. Что в этом плохого?

Зато он разбирается во многих вещах, которые могут ему пригодиться…

Расскажите о своём образовании. Я знаю уже некоторые детали, но хочется услышать от вас более подробно.

В 1967 году я поступил в техникум в Карманово. Там я проучился 3,5 года. Затем немного поработал и был призван в армию. После техникума я был врачом-ветеринаром в дивизии, где расстояние от одного полка до другого составляет 500 км.

Поступил в институт в Одессе и не закончил его, так как перевёлся на только открывшийся тогда факультет по моей специальности в Кишинёве. Я учился в первом потоке на новом факультете и даже получил самый первый диплом ветеринарного врача, выданный в Молдове.

В каком году это произошло?

В 1979 году.

Почему вы решили вернуться в Кишинёв? Почему не захотели остаться в Одессе?

Я хотел учиться на специализированном факультете ветеринарной медицины, только открывшемся тогда в Кишинёве. Но если говорить честно и откровенно, то основной причиной моего перевода была моя бывшая супруга. На тот момент мы ещё не были женаты, и из-за большой любви к ней я перевёлся в Кишинёв.

Вот вы закончили университет, получили диплом… Что дальше происходило в вашей жизни?

Затем я пошёл на работу.

Какова была ваша первая работа?

Вначале я работал главным врачом Страшенского леспромхоза при Министерстве лесного хозяйства СССР. Там я занимался и крупным рогатым скотом, и свиньями, и птицами.

То есть с кошками и собаками вы не работали?

У меня много связей в республике и за рубежом. И как только я купил здание, в котором мы сейчас находимся, и начал делать ремонт, ко мне зашёл бывший начальник Главного ветеринарного управления Румынии. Он мне посоветовал в том месте, где находился коридор, открыть ветеринарный кабинет. Мы это называем клиникой, а в Румынии это принято называть кабинетом. Он пообещал оказать мне всю необходимую помощь, в том числе и материальную. Я взялся за это дело… За 2,5 года нам удалось сделать то, чего в республике ещё не было на тот момент. Я очень этим горжусь.

Что вы имеете в виду под словами «чего в республике ещё не было»? Чем ваша клиника отличается от остальных?

Я имею в виду такое оборудование, которое есть только в нашей клинике. В Молдове больше нет ни одной клиники, кроме нашей, в которой было бы такое уникальное оборудование.

Откуда вы привезли оборудование?

­Большую часть оборудования мы привезли из Германии. Мы ночами не спали, мучились, разочаровывались до слёз, когда что-либо не получалось у нас.

Я пенсионер. Денег на проживание мне хватает, поэтому все свободные средства я решил вложить в клинику, и очень этим доволен.

И не пожалели об этом?

Абсолютно. Если что-то и делаешь, то делаешь головой. Я наблюдал за тем, чем ребята занимаются в Румынии, Украине, проанализировал и после этого вложил свои средства.

Давайте вернёмся к вашей карьере. Мы остановились на вашей работе в Страшенах. Где вы работали после этого?

— После Страшен я работал в Молдптицепроме, был главным в республике ветеринарным врачом по мясным птицам. Затем я более четырёх лет работал главным ветеринарным врачом Каларашского района. Потом — генеральным директором «Молдзооветснабпрома». Сейчас это предприятие называется FarmaVet. Это название ему дал я. По политическим причинам я был вынужден уйти оттуда. Если я согласен, то согласен во всём, а если не согласен…

Не изменяете себе?

Ни за что! Я был не согласен с определёнными политическими взглядами, бытовавшими в то время. Я со многими людьми, в том числе в руководстве республики, дружил, но политика — это такой «каток», под который не следует попадать. Вот я тогда и покинул предприятие.

Я отдохнул несколько месяцев, после чего вместе с двумя односельчанами основал фирму по реализации ветеринарных препаратов. Сейчас, надо сказать, мои товарищи очень успешно работают.

Откуда вы привозили препараты?

Из Украины, Беларуси, Румынии, России, Болгарии, Германии и других стран. Мы и сейчас сотрудничаем с производителями из этих стран.

Эту фирму мы основали втроём, но знаете, как это бывает, мы разошлись. Я отправился в одну сторону, они — в другую. Вот тогда я и пришёл к тому, что мы видим сейчас, к фирме по импорту и продаже ветеринарных препаратов и клинике Esculap-Vet.

Почему вы, в принципе, выбрали именно профессию ветеринара? У вас в семье есть медики?

Нет. У моего покойного отца были хорошие друзья, один из которых был ветеринарным врачом. Я имею в виду Ивана Мамонтовича Введенского, которого по некоторым причинам перевели к нам в республику. Умнейший был человек! Я его хорошо знал. В один день он зашёл к моему отцу, они о чём-то беседовали. Я, наверное, уже в 8-м классе был. А я тогда очень интересовался торговлей, тем более, многие мои знакомые шли туда. Отец мне на это говорил: «Сынок, в торговле ты в тюрьму попадёшь. Чтобы я от тебя больше этого не слышал!» И тогда он мне сказал: «Хочешь иметь кусок мяса и чтобы тебя никто не беспокоил, тогда иди учись на ветеринара, как Иван Мамонтович. Он тебе подскажет где».

Вот я и пошёл учиться на ветеринарного фельдшера в Карманово. Я сызмальства пас коров. Тогда во многих хозяйствах было по одной корове, вот и у нас в семье тоже. Так что для меня обращение с животными не было чем-то необычным! Ещё отец мне сказал: «Ну ты смотри! Если поступишь, тогда вернёшься домой, возьмёшь корову за хвост и снова пойдёшь её пасти». И вот я думал тогда: «Боже ты мой! Избавиться бы побыстрее от этой коровы»…

Ради этого хоть учиться!..

Да, хоть учиться! (улыбается) Тогда я поступил в техникум при том, что конкурс был большим, на одно место претендовали 5 человек. Я был хорошим студентом, учился неплохо. Я никогда не забуду своих учителей, большинство которых были из России. Сразу после техникума и до армии я несколько месяцев работал в селе Грозешты Ниспоренского района.

Выходит, что вы работали, в основном, в сфере сельского хозяйства. Не возникало тогда желания работать с такими домашними животными, как собаки и кошки?

У меня и мыслей не возникало, чтобы работать с мелкими домашними животными. Но, как я уже говорил, знакомые из Румынии подали мне идею открыть ветеринарную клинику, а так как я уже пенсионер, посоветовали передать это дело сыновьям. Я вовсе не жалею тех средств, которые вложил в клинику. Мне приятно наблюдать за тем, с каким азартом, какими горящими глазами мой сын здесь работает. Я вижу, что он по-настоящему этим увлечён. Никто Николая не заставляет, а он всё предлагает новые идеи. Я молчу и наблюдаю за тем, как он работает… Но иногда приходится и по ушам давать!

Ну как же… Опыт передавать?!

Да. Опыт передавать — по ушам давать! Сын иногда обижается на меня, на что я ему говорю: «Учись, пока я живой!»

Как вы набирали коллектив врачей? Вы лично этим занимались? Насколько сложно найти необходимые кадры?

Кадровый вопрос, наверное, самый сложный. Кадры решают всё! Так было, есть и, наверное, будет всегда. К нам приходят умные специалисты, в компетентности которых мы нуждаемся. Мы, например, измеряем давление кошкам и собакам. У нас столько всего делается, что иногда я и сам пребываю в небольшом шоке.

Врачи, которые сейчас работают в клинике, с вами с самого начала?

­Надежда работает здесь с самого начала, а Алина и Елена пришли позже. Есть люди, которые к нам приходят, но вскоре понимают, что они попали не на своё место. Я человек добрый, очень хороший! Я люблю наших красоток, но они знают, что со мной шутки плохи! (улыбается)

Вы строгий?

Строгий, но справедливый! И они об этом прекрасно знают.

У вас работают взрослые и, по-видимому, опытные специалисты. Может быть, вы откуда-то их переманили? Или как это произошло?

­Да, они профессионалы своего дела, работали исключительно с собаками и кошками. У них за плечами богатый опыт, стаж 15 лет и даже больше.

Как вам удалось их переманить к себе в клинику?

Вы знаете, по знакомству. У меня есть много хороших знакомых. Хорошо знаю отличного специалиста Сергея Задорина. Вы меня спросите: «А почему он у вас не работает?» Я знаю, что мужчина должен больше всех приносить денег в дом. А то, какую зарплату получают женщины, работающие здесь, я считаю нормальной суммой.

С какими трудностями вы столкнулись, когда открыли клинику Esculap-Vet?

С лицензиями, сертификатами, необходимыми для открытия клиники, проблем не было, потому что за многолетний опыт работы в этой сфере я узнал достаточно из того, что необходимо для открытия своего дела. Узнал, в какие двери надо постучаться, и не то, что, как говорится, по блату стучаться…

Знаю, в какие официальные органы надо обратиться и какие условия надо выполнить для того, чтобы ничего не препятствовало делу. Я многих знаю, наша республика всё-таки маленькая. Ни с какими административными препонами я не столкнулся. Разве только хорошие люди мне подсказали, как надо правильно действовать в тех или иных ситуациях…

Вы с кем-то консультировались?

­А как же?! Советовался с коллегами. Хотя есть и такие вопросы, по которым я не мог ни с кем из друзей проконсультироваться, как, например, открытие лаборатории при ветеринарной клинике. Я стал первым, кто открыл её в Молдове. Когда мы с друзьями, хорошими знакомыми и бывшими преподавателями собираемся ежегодно на праздновании моего дня рождения 29 ноября, они всегда спрашивают: «Как ты был первым, так первым и остаёшься. Как тебе это удаётся? Что ты для этого делаешь?» Я отвечаю, что многое удаётся мне не потому, что я хочу быть первым — так получается. Я работаю, как негр на плантации, и многого я добился непосильным трудом.

Как вы считаете, должен ли человек обладать какими-либо особыми качествами, чтобы работать с животными?

Большое спасибо за вопрос! Во-первых, я считаю, что далеко немногие могут работать врачом. Только те, у кого есть к этому прирождённое стремление, у кого тяготеет к этому сердце, могут быть докторами. Иначе пойдёшь к медику, а он посмотрит на тебя и скажет: «Завтра придёшь». Это уже не врач!

Раньше, наверное, было проще в том, что человек выбирал профессию врача. Сейчас же определяющим фактором становятся деньги, особенно в таких сферах, как стоматология. Тут уже не стоит вопрос, лежит ли к этому душа. Студент медицинского университета понимает, что эта работа позволит ему прилично зарабатывать…

Я сталкиваюсь и с молодыми, и с более возрастными врачами. И я вам скажу, что сразу чувствуется человек, даже пусть и молодой, у которого душа и сердце тяготеют к своей работе. Очень хорошо, когда человек попадает на своё место. Я не приветствую врачей, которые приходят в эту профессию только ради денег.

А чувствуете ли вы в тех людях, которых принимаете на работу в клинику, любовь к животным, стремление реализовать себя в этом деле?

С годами выработалось чувство определять отношение человека к животным, вне зависимости от того, относится ли он к ветеринарной сфере или нет. Мой сын Николай, хоть и не врач-ветеринар по профессии, очень сильно любит животных. Я наблюдаю, как он обращается с животными, с нашим котом и собаками, и моя душа радуется…

Кстати, откуда у вас взялся кот, или это вы его привезли сюда?

Кота выбросили на улицу. На тот момент, когда он появился в нашей клинике, здесь было три кошки.И вот он потихоньку всех их вытеснил, почистился и остался тут. Сначала он таким злым был… Стоило только к нему подойти, как он мог наброситься и поцарапать. А потом, видя наше к нему отношение, понемногу приручился. Животные понимают наши чувства не хуже, чем люди! Самое главное, что он никогда не предаст. Вот мы наблюдаем за людьми и животными и понимаем, насколько велика разница между нами. Люди могут предать за деньги, ещё за какие-нибудь блага, а животные не предадут никогда!

Как много животных вы принимаете у себя в клинике?

Я прихожу сюда на работу, можно сказать, как боярин! Прихожу часов в 10. Когда хочу, ухожу, не хочу — остаюсь. Поэтому я не могу назвать вам точных цифр. По этим вопросам гораздо лучше обратиться к Николаю или девушкам, которые ведут журнал приёмов.

Я не спрашиваю вас о конкретных цифрах. Но, исходя из того, что вы планируете сделать ремонт, клиника расширяется, можно сделать вывод, у вас дела в порядке?

Да, всё в порядке.

В вашей лаборатории представлено оборудование, эксклюзивное для нашей страны. Существует ли у вас такая практика, что к вам приходят сдавать анализы даже те, кто обычно проходит лечение в других клиниках?

­ Да. Более того, расскажу вам историю, которую нам поведали коллеги из Одессы, когда мы гостили у них и обменивались опытом. К ним приехали люди из Молдовы, которые считают, что качество ветеринарного обслуживания там выше, чем у нас. Действительно, одесситы — высококлассные специалисты, и с этим я не спорю.

Так вот… Когда они узнали, что ребята приехали к ним отсюда, из Кишинёва, они им сказали: «Всё, что касается рентгена и других обследований, то лучше обратиться к вашим специалистам из Esculap-Vet». Когда я узнал об этом случае, я подумал: «Неужели одесситы нас признали? Вот это да!»

Как, в целом, вы относитесь к конкуренции? Существует ли среди ветеринаров конкуренция в Кишинёве?

Да, существует. Но мы не работаем над тем, чтобы кого-либо обогнать, не ставим перед собой такую самоцель. Мы работаем в поте лица, саморазвиваемся и стараемся соответствовать всем современным требованиям. Вот, к примеру, я на очень низком уровне владения компьютерной техникой. И я сказал Николаю: «Ты молодой. Как хочешь, но постигай этот вопрос!».

В наше время очень важно и рекламное продвижение. Считаю, что если компания не затрачивает 10% своих доходов на рекламу, то ей достаточно сложно развиваться и привлекать новых клиентов. Я очень рад за Николая, рад, что он углубился в свою работу и с полной серьёзностью относится к тем обязанностям, которые на него возложены.

Вы сейчас принимаете пациентов? Или только проводите консультации?

Чтобы я не показал себя большим «неучем», я наблюдаю за всем и просто киваю головой… Когда я был в чём-то очень сильно уверен, дал совет, а затем обратился к девчонкам: «Какую же глупость я сказанул…». Они мне: «Василий Николаевич, да вы что!»­

А вообще сотрудницы клиники советуются с вами, подходят к вам, совещаются?

Да. Но сам я не лезу, не вмешиваюсь туда, где гораздо лучше меня разбираются.

Какова ценовая политика клиники Esculap-Vet? Насколько обслуживание у вас доступно рядовому гражданину?

Ценовая политика в нашей клинике, как и во всех других. К большому сожалению! Почему? Сами посмотрите, сколько всего я сделал в клинике, вложил средства в ремонт здания и помещений, оборудование… Поймите, эта клиника зарегистрирована в статусе общества с ограниченной ответственностью. При этом подавляющее большинство наших конкурентов — это индивидуальные предприниматели. Один раз в год они оплачивают государству патент, а ко мне предъявляются совершенно другие, более жёсткие требования.

Но цену же вы формируете…

Да, но стоит только попробовать повысить цены, как мы станем менее конкурентоспособными. Считаю, рано или поздно всем должно стать очевидно, что врачи-ветеринары на основании патента не должны проводить операции и, в том числе, делать наркоз. А чем доктор может делать наркоз? Кетамином? Кетамин — это наркотик, без которого сделать пациенту наркоз не представляется возможным.

Чем они обездвиживают животное? Кувалдой по голове?! Когда всё уляжется, надеюсь, все сядут за круглый стол, и мы скажем ребятам: «Давайте установим ценовую политику, которая действует в Румынии, Чехии, Венгрии и не говоря уже о Германии и других странах». При нынешних расценках, которые есть на нашем рынке ветеринарных услуг, весьма сложно выплачивать массу налогов и закупать сверхсовременное оборудование, поэтому правила должны быть едиными для всех!

Лично у вас есть домашние животные?

Вы меня простите, но дома у меня не остаётся времени, чтобы ими заниматься. Я очень люблю животных. Когда Николай был маленьким, однажды он принёс домой с улицы пуделя. Собака была в плачевном состоянии! Мы её почистили, помыли, но затем всё-таки решили, что нам некогда заниматься животным.

Вы относите себя к кошатникам или собачникам?

Ох, и тех, и других я очень люблю! Кошки отличаются тем, что это очень загадочные животные. Вот посмотреть хотя бы на нашего кота! Царапал он меня далеко не один раз, но смотрю я на него и вижу, столько ума у этого кота. Он очень ласковый, но стоит ему столкнуться с собакой, как он тут же бросается на неё. Однажды он стремительно набросился на азиата (среднеазиатскую овчарку — прим. Sanatate), тот вообще остолбенел, при этом не знал, что делать. Так он реагирует на всех крупных животных… А вот с мелкими нет! Он с удовольствием играет с щенками и котятами, которых к нам приносят.

Значит, он ставит перед собой только большие задачи… Прямо как вы! Такой же амбициозный!..

Да, согласен. Я проявлял свою амбициозность, задумывал, а затем воплощал свои идеи в жизнь. Теперь я не то, чтобы выдохся, а дышу свободно!

Вы уже можете себе позволить наслаждаться процессом…

Да, так оно и есть!