Женщина, которая сделала себя сама: Ирена Покладова

Просмотров: 1817

Женщина, которая сделала себя сама: Ирена ПокладоваОбразование: высшее информатико-математическое, высшее экономическое.
Карьерный стаж: более 10 лет в ресторанном бизнесе.
Должность: управляющая сетью ресторанов Oliva, со штатом в 200 сотрудников.

Ирена, расскажите, что привело вас в общепит?

Тщеславие. К 30 годам я решила, что хочу иметь собственное кафе. Благо, мне хватило мудрости осознать, что для этого нужно вникнуть в суть общепита. Так я попала в одну из крупнейших на тот момент ресторанных сетей в городе, где и начался мой карьерный путь.

А не очень приятные перемены в личной жизни мотивировали меня работать много и усердно, потому что мне нужно было растить сына и учиться одновременно.

Кафе открыли?

Нет. До этого дело так и не дошло. Работа с людьми оказалась настолько моей, что я совсем забыла и о своих фантазиях, и о математическом образовании, которое получала. Организаторские способности сложно развить – видимо, это мое предназначение, и я рада, что рассмотрела его вовремя.

Что изменилось в вашем восприятии ресторанного бизнеса, после того как вы попали на эту «кухню»?

Я поняла, что ресторанный бизнес – это не про тщеславие. Общепит – одно из сложнейших направлений бизнеса, это бизнес мелочей. Если ты не любишь людей, не умеешь планировать на несколько шагов вперед и не веришь в то, что продаешь, то успеха не добиться. Ресторан – это многозадачность, быстроменяющиеся тренды, продажи, производство, скоропортящиеся продукты, высокая конкуренция, взаимодействие с огромным количеством людей, финансовая ответственность и много чего еще. Ну а если уж ты научишься управлять рестораном, тогда ты сможешь управлять чем угодно. (Смеется.)

Сколько сотрудников в вашем подчинении?

На данный момент мой штат составляет 200 человек, чуть раньше, когда я занималась сетью «Тукано» и «Ковриго» в том числе, в моем подчинении было почти 500 сотрудников. Общий язык находила с каждым. Мой личный номер телефона висит в бэке каждого ресторана, которым я управляю, и абсолютно у любого моего подчиненного есть ко мне доступ.

Вас любят или боятся, как думаете?

Скорее, любят. По крайней мере, я к этому стремлюсь. Думаю, моя открытость и участливость не оставляют равнодушными и очень подкупают людей. И, конечно, я сама люблю и уважаю каждого своего сотрудника. А еще, без ложной
скромности, я умею вдохновлять людей и подбирать команду. Умею настолько хорошо, что сейчас могу позволить себе взять отпуск на несколько недель, ни капли не сомневаясь, что всё будет в порядке.

«Я не стала сильной, я, видимо, такой была всегда».

Ирена, существуют ли национальные и гендерные особенности ведения бизнеса в Молдове?

В демократичном сегменте, к которому относится наша сеть, одна из негативных особенностей – это очень высокая конкуренция, что тянет за собой ряд неприятных последствий, вроде низкой маржинальности относительно даже ближайших соседей – России и Украины. Кроме этого, наши гости всё еще не привыкли к мысли, что в ресторан можно прийти просто так, например позавтракать. До недавнего времени считалось дикостью заказывать яичницу в ресторане – ее ведь можно и дома приготовить.

Правда, сейчас это самый популярный завтрак у нас из 10 представленных в меню. Из плюсов – очень трудолюбивый народ, легкообучаемый. А по поводу гендерной принадлежности… Что ж, с этим я сталкивалась не раз, но очень быстро умела дать понять, что это не повод не воспринимать меня всерьез. Хотя, бывает, факт того, что я женщина, помогает мне добиться своей цели быстрее и проще. Всё же женская флексибельность – сильная штука. Мы умеем быть гибкими и гораздо лучше чувствуем ситуацию и слушаем интуицию.

Плакали на работе?

Плакала. Никогда – публично, но по рабочим моментам бывало. Причем не люди меня доводили, как правило, а именно рабочие неприятности. Слишком сильно я проникаюсь всем, что делаю. (Улыбается.) Каждый негативный отзыв о новом ресторане сети – мои нервы и огорчения. Мало что я принимала так близко к сердцу, как недовольство своей работой.

Что вынуждает женщину стать сильной?

Женщина, которая сделала себя сама: Ирена ПокладоваВ лучшем случае – амбициозность, но чаще всего – нужда и безысходность. Я не слышала таких историй, где бы жила-была счастливая женщина с мужем и кучей детишек и вдруг бросила всё и стала работать по 18 часов в сутки. Лично мною двигали амбициозность и то же самое тщеславие.

Между деньгами и признанием я выберу признание. Однако мне нужно было растить сына, строить свою жизнь, и, поскольку я была одна, положиться могла только на себя. Я сама выросла в полной любящей семье, и мне было очень больно, что не смогла дать того же своему ребенку.

Поэтому я решила, что, как минимум, материально он не будет нуждаться ни в чем. Так и вышло. Я мало времени могла посвятить сыну, но уж когда могла, принадлежала только ему и старалась отдать всю свою любовь и тепло. Наверное, поэтому сегодня мой 20-летний сын совершенно искренне благодарит меня за всё, что я для него сделала, и обещает подарить мне дом у океана, хотя я никогда его об этом не просила. Но, знаете, я уверена, что он сдержит слово. Он у меня замечательный.

Правда, что не в деньгах счастье?

Неправда. Деньги – очень важный инструмент. На них можно купить всё, даже здоровье. Хотя, разве что, женского счастья не купишь… Но его легче найти, имея деньги. (Смеется.)

На что вы тратите деньги без раздумий?

На путешествия, свою внешность и качественную еду. Кроме того, я помогаю своей маме и воспитываю маленькую дочку.

Сколько денег вам нужно в месяц, чтобы чувствовать себя комфортно?

10 000 евро лично мне бы хватило.

Вас пугает старость?

Очень. Для меня чрезвычайно важна моя внешность. Мне льстит, когда люди, слыша сколько лет моему сыну, говорят «вау!». Я много работаю над своей внешностью и боюсь однажды «сморщиться». Хотя знаю, что буду активной и стильной старушкой, но постараюсь сделать всё, чтобы максимально оттянуть этот момент.

Как часто вы испытываете абсолютное счастье?

Я научилась находить его в мелочах. Это приходит с опытом. Я умею радоваться людям, общению, солнцу, небу… Может, это не абсолютное счастье и не на протяжении всего дня, но я стараюсь ловить такие моменты и кайфовать от них.

Чего вы боитесь?

Несостоятельности, нищеты и одиночества. Теоретически, ничего из этого со мной произойти уже не может, но, знаете, всякое бывает. Я не вижу себя управляющей рестораном в 60 лет, а вязать носки мне будет неинтересно. Чем займусь, я пока не придумала, поэтому мне тревожно. От нищеты и одиночества тоже никто не застрахован, люди теряют деньги, а близкие умирают… Это, наверное, глупо, но этого я боюсь.

Смерти?

Смерти – нет. Ну умру сегодня – молодая и красивая, с отличной карьерой и потрясающей семьей. Значит, такова судьба. Но вот в доме престарелых, куда я хожу, являясь волонтером, раз в неделю, порой слышишь такие истории, что мурашки еще долго бегают по спине. Люди, когда-то успешные и востребованные, заканчивают свою жизнь в одиночестве и забвении. Это страшно.

Ваша сила в характере?

Изначально – да. Сейчас – в семье, карьере и опыте. Пока я молода и в гармонии с собой, я могу всё.

Вы уже начали писать книгу?

Еще нет. Но мне определенно есть что сказать этому миру. Это случится.