Люди в белом: герои пандемии

Просмотров: 1351

Пандемия коронавируса захватила планету, и главными солдатами на этой войне стали врачи и весь медицинский персонал.

Ежедневно за наши жизни и здоровье сражаются сотни людей в белых халатах. Последний рубеж в битве с ковидом — реанимационные отделения красных зон. И сегодня мы побеседуем с их главнокомандующими, теми, кто вступил в схватку с эпидемией с самых первых дней.

Виктор Кожокару, профессор, врач-реаниматолог высшей категории, заведующий отделением реанимации РКБ

Как и все люди, я не был готов к приходу Covid-19, однако и не был застигнут им врасплох – по опыту работы в условиях ЧС (два года возглавлял госпиталь в Кабуле во времена войны в Афганистане, участвовал в ликвидации последствий землетрясений в Армении и Турции) примерно знал, с какими проблемами в целом нам придется столкнуться. В такие моменты практически в каждом человеке обостряются как хорошие стороны, так и те, которые обычно принято скрывать от посторонних глаз. Ожидаемо в социуме возникла паника, которая не обошла стороной и врачей.

Многие из моих коллег на первых порах боялись заходить в красную зону, боялись инфицироваться, боялись принимать пациентов, особенно тех, у которых были симптомы ОРВИ. Это, конечно же, не лучшим образом отразилось на лечебном процессе, ведь пандемия не отменила других заболеваний. Кроме того, на бытовом уровне произошла стигматизация больных, многие из них опасались признаться, что они заболели или уже перенесли вирус. Однако постепенно ситуация изменилась в лучшую сторону.

Мы научились жить и работать в новых условиях. Мне очень отрадно видеть, как показала себя наша молодежь: студенты медуниверситета, резиденты и молодые доктора взяли на себя существенную нагрузку. Для них это потрясающий опыт, они научились быстро принимать решения, когда состояние больного меняется буквально на глазах. Наша задача, как наставников,— учить и направлять их в работе, чтобы как сейчас, так и в будущем они могли спасти как можно больше жизней. Меня нередко спрашивают, что лично для меня является самым сложным в сложившихся обстоятельствах? И я всегда отвечаю — быть понятым.

«Чрезвычайная ситуация требует совершенно других правил работы и не прощает самонадеянности»

Чрезвычайная ситуация требует совершенно других правил работы и не прощает самонадеянности. В обычном режиме деятельность врачей проходит по графику, с возможностью планировать их нагрузку. Я могу привести такой пример — как правило, основная часть больных после хирургического вмешательства находится в отделении интенсивной терапии 2-3 дня, лечение тяжелой формы ковида занимает не менее 20-30 дней. Исходя из этого, становится ясно, что объемы оказываемой помощи населению существенно превышают наши возможности.

Мы работаем на пределе сил. Кроме того, многим докторам пришлось в экстренном порядке сменить род деятельности: еще вчера они принимали соматических больных, сегодня — инфекционных. Естественно, что хронический стресс стал постоянным спутником большинства моих коллег. Мне в этом плане несколько повезло: предыдущий опыт закалил нервную систему, а тот факт, что 90% моей команды — это мои бывшие резиденты, существенно упрощает задачу руководителя. Я всегда повторяю, что реанимация не прощает ошибок и лжи, и требую от докторов честно признавать свои оплошности, для того, чтобы их можно было исправить в кратчайшие сроки с минимальным уроном для пациента.

Как говорится, дорога ложка к обеду. Поэтому без жесткой дисциплины работу в реанимационном отделении организовать не получится. И я очень благодарен своим соратникам за честность, трудолюбие, желание постоянно учиться и совершенствовать навыки, а также за искреннее стремление помочь как можно большему числу больных. Безусловно, мне бы хотелось, чтобы, в свою очередь, гражданское население больше прислушивалось к нам, врачам.

Наше общество условно можно разделить на три подгруппы: первые — «отрицатели», которые до сих пор так и не верят в опасность и считают, что проблемы данного вируса надуманные; вторые — «интеллигенты», слушающие врачей и благодарные за их работу; и третьи — «излишне грамотные», считающие, что они лучше знают, что с ними происходит и как их следует лечить. Врачам надо либо доверять, либо вовсе не прибегать к ним, а учить их — недопустимо. Поэтому в столь непростое время я желаю всем нам здоровья, терпения и, если все-таки придется обратиться за медицинской помощью, быть послушным и благодарным пациентом.

Адриан Белый, врач-реаниматолог высшей категории, глава департамента интенсивной терапии Института скорой медицинской помощи

Когда в ноябре 2019 года в Китае возникла вспышка неизвестного вируса, многие из нас надеялись, что он будет остановлен на местном уровне. Однако уже в феврале 2020-го, глядя на то, как стремительно он распространяется, и на крайне неблагополучную ситуацию, которая складывалась в Испании и Италии, стало ясно, что до начала эпидемии в Молдове осталось буквально 2-3 недели. В эти сжатые сроки мне, как главе департамента интенсивной терапии, предстояло подготовить отделение реанимации для приема инфекционных больных.

Первое время мы испытывали нехватку лекарств, расходных материалов, средств индивидуальной защиты. Не было протоколов лечения, не хватало медицинского персонала. В обществе, даже среди врачей, царил страх. Мы не знали, с чем нам на самом деле пришлось столкнуться, а статистика заболеваемости и смертности в Европе ужасала. Однако достаточно быстро нам удалось мобилизоваться и правильно организовать работу красной зоны. Я очень благодарен учащимся медицинского университета и врачам-резидентам, которые с первых дней эпидемии пришли нам на помощь.

На сегодняшний день только в отделении интенсивной терапии трудятся 30 студентов, для них это бесценный опыт, а для нас, врачей, огромная помощь. В настоящее время в больнице нет проблем ни с медикаментами, ни с оборудованием. Нам многому пришлось научиться и в кратчайшие сроки освоить новые методы лечения. Безусловно, сейчас ситуация не столь удручающая, как год назад.

Если раньше реанимационное отделение нашей больницы было оборудовано лишь 10 аппаратами ИВЛ, то сегодня их уже 50. Но, несмотря на кажущееся благополучие, обстановка, в целом, далеко не радужная. Силы врачей не безграничны, и число свободных койкомест в больницах страны постоянно сокращается. Многие наши соотечественники, пока сами не столкнутся с ковидом, до сих пор так и не верят в его реальную опасность. Лично для меня самым сложным остается объяснить, почему невозможно спрогнозировать течение заболевания.

«Силы врачей не безграничны, и число свободных койкомест в больницах страны постоянно сокращается»

Я ежедневно вижу недоверие в глазах пациентов, нетерпение к процессу лечения, попытки указывать, как и кого нужно лечить, прессинг со стороны родственников больных. И устал убеждать, что врачи делают все зависящее от них, чтобы помочь всем нуждающимся, но, к несчастью, они не всесильны. К сожалению, многие наши сограждане не верят в доказательную медицину, одни до сих пор предпочитают лечиться сомнительными народными средствами; другие же, напротив, даже при легкой форме с первых дней заболевания принимают весь арсенал средств, показанных в сложных случаях, что при ковиде совершенно недопустимо. Все это приводит к увеличению числа тяжелых пациентов и летальных исходов. К сожалению, от этого вируса нет волшебной пилюли, способной вылечить 100% заразившихся, его течение в большей мере зависит от организма больного.

Единственный способ защитить себя от инфицирования — соблюдать весь спектр противоэпидемических мер и не пренебрегать вакцинацией. Меня очень огорчает тот факт, что в обществе сейчас наблюдаются антипрививочные настроения, и это несмотря на то, что многолетняя история медицины убедительно доказала, что прививки — единственный способ избежать тяжелых форм многих заболеваний и смертей, связанных с ними. Кроме того, важно помнить, что, вакцинировавшись, вы спасете не только себя, но и окружающих. Всем нам необходимо принять тот факт, что это единственный способ остановить пандемию, поэтому я искренне желаю всем здоровья и благоразумия!

Геннадий Северин, доктор наук, врач-реаниматолог высшей категории, заведующий отделением реанимации и анестезиологии больницы имени Георге Палади

Пандемия короновируса привела к глобальному кризису во всех сферах жизни. Как оказалось, медицинская система ни одной страны мира не была готова к ситуации, когда число тяжелых больных ежедневно увеличивается в геометрической прогрессии. Кроме того, никто не мог ожидать, что эпидемия будет бушевать столь длительное время и соберет такое огромное число жертв.

Думаю, что на сегодняшний день вряд ли найдется хотя бы одна семья, которая не столкнулась бы воочию с тяжелой формой Covid-19, и, несмотря на это, общество по-прежнему разделено на два лагеря: тех, кто верит в ковид, и тех, кто отрицает его существование. Правда, последних с каждым днем остается все меньше. В борьбу с вирусом наша больница вступила в апреле 2020 года. Безусловно, всем нам было сложно переступить через страх заболеть и передать инфекцию своим близким, тем более что среди коллег были случаи заражения (к счастью, все они выздоровели).

Кроме того, мы постоянно испытывали и продолжаем испытывать страх за своих пациентов. Это только кажется, что доктора, особенно нашей специальности,— холодные циники, но на самом деле это не так. Без эмпатии хорошим врачом быть не получится. Я точно знаю, что все сотрудники нашей реанимации очень переживают за каждого пациента, в особенности за самых тяжелых. Когда больной находится в отделении много недель, начинаешь невольно к нему привязываться.

Часто я просыпаюсь по ночам с мыслью, чем еще можно помочь моим подопечным, что еще назначить, чтобы улучшить их состояние? И если так случается, что болезнь оказывается сильнее и забирает пациента, то это становится серьезным стрессом для всей команды. В эмоциональном плане нам приходится сложнее всего, к физическим перегрузкам привыкнуть гораздо проще. В настоящее время все наши врачи работают на полторы-две ставки, так как до пандемии отделение было рассчитано на шесть коек, сегодня их уже 12.

«Самое тяжелое в работе с ковидными больными — невозможность сделать прогноз в развитии недуга»

Как ни странно, но в некоторых аспектах сложившаяся ситуация оказалась даже полезной: она еще больше сплотила коллектив, а реанимация была оснащена новым высококачественным оборудованием, часть которого мы получили в дар от экономических агентов. Также, экономические агенты обеспечивали нас питьевой водой в самую жару, безусловно, это было очень важно и приятно. Самое тяжелое в работе с ковидными больными — невозможность сделать прогноз в развитии недуга, эта болезнь отличается непредсказуемым характером и не похожа ни на один другой известный вирус.

Я всегда честно и максимально в доступной форме объясняю пациентам и родственникам, что происходит и как будет проходить лечение, ведь неизвестность пугает больше всего. Однако в любой момент, при видимом благополучии, у пациента могут возникнуть непредвиденные осложнения, это не позволяет нам расслабиться ни на минуту, и об этом я всегда предупреждаю родственников больных. Меня радует тот факт, что, несмотря на немалое число отрицателей эпидемии, в Молдове значительная часть населения все же не пренебрегает масочным режимом и соблюдает меры гигиены. Кроме того, в общественных местах были созданы условия, чтобы наши граждане могли обезопасить себя, и уже только от личной культуры человека зависит, будет ли он правильно надевать маску и дезинфицировать руки.

Но, безусловно, нам еще очень далеко до развитых европейских стран, где нормы противоэпидемической безопасности не обсуждаются, а выполняются жителями беспрекословно. Понятно, что за год пандемии люди уже привыкли к ней, многие потеряли бдительность, но расслабляться еще очень рано. Ведь в действительности, число зараженных гораздо выше, чем представляется в официальной статистике.

Многие из заболевших не тестируются и предпочитают лечиться дома, применяя схемы, которые узнают через знакомых. Но это еще не самое страшное, если болезнь протекает легко, и кроме витаминных препаратов и обильного теплого питья больной ничего другого не принимает. Хуже всего, когда инфицированные не соблюдают элементарных карантинных мер и заведомо продолжают распространять заразу. Поэтому в столь нелегкий период я желаю всем нам здоровья и стараться думать не только о себе, но и об окружающих.