Суббота, 3 декабря, 2022
spot_img

Михай Аурелия. Алхимия личности

Как работает современная психология?

Почему она приобрела такую популярность и почему при этом некоторые все же предпочитают не обращаться к специалистам? Радует, что в Кишиневе есть специалисты, которые могут открыть доступ в этот процесс от начала и до… а вот конца у него, пожалуй, нет. Итак, мы беседуем с психотерапевтом Аурелией Михай, чтобы прояснить вопрос — в чем и как помогает терапия.

Аурелия Михай, психотерапевт

В средние века многие верили, что таинственный философский камень алхимиков — верный способ получать золото из неблагородных металлов. Например, из свинца. Понятно, почему алхимиков привечали короли. И разочарование монархов тоже можно понять. Если бы жадные венценосцы немного лучше разбирались в теме, они бы не рассчитывали поправить свои дела с помощью алхимии. По сути, философский камень, который искали и в Древнем Китае, и в Египте, — это знание о том, как человек может стать совершенным.

Карл Густав Юнг, великий философ и врач, создавший школу психотерапии и систему психоанализа, был первым, кто вернул алхимии ее древнейший и актуальнейший уровень задач. Можно сказать, что он помог психологии стать наукой о высших потребностях человека. Настоящая глубина психологической терапии, ее результат — это навык жить наполненной, осознанной жизнью, воспринимая и анализируя в своей повседневности уровень тайны и смысла. Освобождение от психологических травм, неадекватного поведения, навязчивых состояний — не финал, а начало процесса, если рассматривать психологию в ее полном масштабе.

«ТРАВМИРОВАННОЙ В ДЕТСТВЕ ЧАСТЬЮ ЛИЧНОСТИ МЫ НЕ ВЗРОСЛЕЕМ»

Аурелия, в списке проблем, с которыми вы работаете, есть такие, которые воспринимаются как непреодолимые. Кажется, что работать с ними, конечно, можно, и очень долго, а вот избавиться нельзя.

Это ошибочное впечатление. По всему списку у меня есть позитивные результаты.

Положительные результаты по анорексии? Она ведь способна и до гибели довести, особенно в подростковом и юношеском возрасте.

Если до гибели не доведет, то «поможет» серьезно расстроить здоровье. Да, мы с этим справляемся. И с булимией тоже.

Но в списке указаны и фобии…

А также навязчивые состояния, депрессия, суицидальные состояния, семейные проблемы. Процесс опирается на конкретные эффективные методы, которые терапевты не только изучают, но непременно проходят в качестве пациентов. Прохождение личной терапии — необходимое условие профессионализма для моих коллег. При выборе специалиста учтите этот момент.

Если обобщить, что по максимуму может получить пациент, который пришел на терапию?

В моем понимании ключевое слово — освобождение. Первый уровень — это освобождение от психологических травм (начиная с тех, которые явно мешают человеку выстраивать жизнь). Самые глубокие из них получены в детстве. Причем в той области, которую задела детская травма, личностное развитие замедляется. Проще говоря, какой-то травмированной частью личности мы не взрослеем. Итак, терапия помогает человеку стать зрелым. В этом состоянии он естественным образом переходит к освобождению сознания, эффективному поиску тонких смыслов своей жизни. Этот шаг от терапии к философии помогает сделать психоанализ.

То есть психология — вовсе не бесконечная возня с проблемами, а вполне целенаправленный процесс глубокого развития?

Конечно. Однако все зависит от того, чего хочет сам человек, на что он готов. Терапия бывает краткой или длительной. При этом пациент может выйти из процесса в любой момент и больше никогда не вернуться, или же вернуться, когда почувствует необходимость продолжить процесс. В 90% случаев ко мне приходят с одной проблемой, а «горит» на самом деле совсем другая. Но в конечном счете сам человек решает, над чем работаем. Моя задача — проинформировать, чтобы у него был материал для этого решения.

КЛЮЧИ К ПРОШЛОМУ

Можно подробнее о том, какие методы у вас в арсенале?

Методов терапии существует очень много. Каждый специалист выбирает свой инструментарий в зависимости от специфики работы. Напомню: терапевт проходит все выбранные методы как пациент. И от его специализации многое зависит. Поскольку я провожу не только индивидуальную, но и семейную терапию, у меня больше методов. В их числе эриксоновский гипноз, психосоматика и телесная психотерапия, системная семейная терапия, метафорические ассоциативные карты, символ-драма и юнгианский психоанализ, в том числе аналитика снов.

Что такое психосоматический метод?

Если человек вынужден долго находиться в отношениях или обстоятельствах, травмирующих его психологически, проблема может проявиться на телесном (соматическом) уровне. При этом обследования показывают, что заболеваний нет, а симптомы и потеря качества жизни налицо. Конкретика зависит от психологического типажа человека. Например, есть такое выражение: «Я это не перевариваю» — не могу принять, отторгаю.

Если ситуация вынуждает человека близко контактировать с токсичными для него людьми, могут возникнуть серьезные проблемы с пищеварением. То, что проявляется недолго, это не соматика, просто защитный механизм, реакция на стресс. Но длительные проявления нужно как-то преодолевать. Психосоматический метод терапии помогает организму снизить уровень боли. Соматику невозможно убрать совсем, но можно перевести в минимальную степень. Обострения все же будут во время стрессов, но я предупреждаю, что и как сделать в такие моменты, чтобы снизить эффект. Кроме того, пациент знает, что может обратиться ко мне, если не справляется сам.

А бывает, что вам звонят в два часа ночи?

Обычно терапевты накладывают вето на ночные звонки. Но у меня другой метод. Если мы проходим сложный этап, я не могу сказать, что доступ ограничивается приемом в кабинете. Конечно, отвечу на звонок. Но не ночью. Предупреждаю заранее, что мне можно присылать смс и голосовые сообщения в любое время, и я прочту их утром. Да и днем не всегда могу ответить, поскольку работаю с людьми, но всегда перезваниваю.

Страх перед гипнозом — очень распространенная вещь. Как вы его преодолеваете?

Эриксоновский гипноз не связан с отключением сознания.

ПСИХОЛОГ И ПСИХОТЕРАПЕВТ — В ЧЕМ РАЗНИЦА?

Например, у пациента депрессия. Многие ошибочно путают ее с плохим настроением. На самом деле это опасное состояние, которое может стать неконтролируемым. Иногда прогрессирует вплоть до полной неработоспособности, разрушения отношений, жизненного краха. В какой-то момент (лучше раньше, чем позже) человек понимает, что сам не справится. И тогда в его сознании всплывает слово «психолог». Это правильное решение?

В целом да, в частности — нет. Психолог выслушает вас и поможет наладить состояние, нарушенное внешними стрессами. Он будет задавать наводящие вопросы, чтобы пациент сам нашел ответ. Это виртуозная работа — не давать прямых советов, не отнимать у человека ответственность за его решение. Иначе пациент переложит на психолога вину за то, что совет не решил всех его проблем, и еще на шаг отдалится от самостоятельности. Миссия психолога очень важна, поскольку непроработанный стресс может привести к психологической травме. Но психолог не занимается глубокими травмами и навязчивыми состояниями, которые они порождают.

Как отличить глубокие травмы от временных последствий стресса?

Травмы проявляются долгое время. Чаще всего человек вообще не помнит, когда это началось. Травма формирует определенные паттерны поведения: при появлении триггера, связанного с ней, человек автоматически начинает вести себя определенным образом, демонстрировать страх, агрессию, любую неадекватность. О таком говорят — он как будто мгновенно становится кем-то другим. Самое печальное: пациент склонен считать это своими личными проявлениями, чертами характера. А на самом деле им управляет давний психологический слом. Если в анамнезе выявляются такие проблемы, психолог пояснит, что с ними нужно обращаться к психотерапевту. То есть с длительной депрессией вы можете сразу искать именно терапевта. Однако в любом случае психолог вам поможет сориентироваться и действовать правильно.

А что предложит психотерапевт?

Первые 10 встреч мы будем общаться, чтобы собрать анамнез и наработать взаимный контакт. Встречаемся по часу 2 раза в неделю. В результате рассказываю пациенту, что с ним происходит, какими проблемами это вызвано и какими методами их прорабатывают. Можем сделать краткосрочную терапию, депрессия пройдет на время, а потом вернется. Чтобы проработать ее до освобождения, нужен длительный вариант терапии. Пациент сам выбирает длительность и объем работы. Перед началом терапии я объясняю, какими методами работаю.

Сразу обозначу: медикаментозное лечение сюда не входит, препараты выписывает невролог или психиатр. Это очень легкое трансовое состояние, совместная медитация с терапевтом. Пациент не спит, говорит лишь то, что хочет сказать. Если засыпает, процесс прекращается: это значит, что на данный момент человек еще не готов. Причем клиент сам решает, хочет ли воспользоваться гипнозом. Вы говорите, люди боятся гипноза, а у меня бывало, что его требовали в первые же дни! Но этот метод возможен только при длительной терапии.

А что такое символ-драма?

Медитация через спонтанный рисунок. Из подсознания приходят символы, которые трактует психотерапевт. И после трех уровней этого метода я понимаю не только что происходило, но и в каком возрасте. Недоверие к психотерапии часто опирается на банальную фразу: «Не хочу, чтобы мне залезли в мозги». А на самом деле это процесс для двух мыслящих людей. Иначе он не был бы эффективным.

[indeed-social-media sm_list='fb,pt,goo,whatsapp,ok,viber,telegram' sm_template='ism_template_1' sm_list_align='horizontal' sm_display_counts='false' sm_display_full_name='false' ]

Sanatate

Журнал Sanatate


Контакты:
Телефон: 068 799 997; 068 199 951
Адрес: ул. В. Пыркэлаб 30/1, г. Кишинев