Професия: родители

Просмотров: 1438

Как расти вместе с ребенком? Воспитание детей — это в первую очередь самовоспитание родителей. Шанс раскрыть в себе новые уровни – не только физической выносливости и терпения, но и взглядов на жизнь.

Алёна Сергеева, детский психолог

Растить человека – одна из самых важных и непростых миссий. И еще она самая бескорыстная… Успех миссии – вырастить человека действительно самостоятельного, у которого будет по-настоящему своя жизнь. Конечно, дети – это помощь, поддержка, круг общения. Но, согласитесь, всего этого можно добиться менее затратными способами… Не факт, что дети будут одних с вами взглядов и интересов, правда же?

Оставим в стороне и метафизическое стремление «продолжиться» в ребенке: он — другое существо, пусть и с нашими генами. Стало быть, на первое место выходит все-таки любовь, любовь заранее к тому, кого вы знать не знаете, стремление его создать, воспитать, отпустить в огромный мир… И всю жизнь не сводить с него того самого внутреннего взгляда творца и защитника, взгляда, который зачем-то нам самим очень нужен. Вот эту устремленность нельзя «убрать» из желания иметь детей. Ее можно реализовать иначе, если по какой-то причине ребенка в семье не будет, но это все равно станет именно реализацией родительского потенциала.

Психологическая потребность №1

Любовь шире всего, что можно себе представить, в том числе логики и прагматизма. Стоит задуматься над этим, потому что в таком деле, как родительство, она присутствует постоянно… В нашей повседневности действует масштабная творящая сила, которую невозможно постичь, но все мы ее знаем и несем в себе. Именно олицетворением этой силы родители становятся для ребенка. Если они его любят, то для него преодолимы любые испытания. Если они его любят, это лучший способ и для них самих решить свои проблемы, связанные с нехваткой родительской любви в их детстве. Они создают новый виток собственной жизни, очищенный от старых семейных ошибок и психотравм. Вопрос только в том… а как любить? Как проявляется настоящая любовь? Как отличить от нее совсем другие невротические чувства, которые могут звучать в нашем сознании и действовать под видом любви?

Когда придумали детство? Казалось бы, учиться любить своего ребенка – занятие сомнительное. Вроде накоплен гигантский опыт у человечества, причем по главному критерию вполне успешный: живем. Но именно с накопленным опытом в первую очередь приходится разбираться. Потому что исторически все складывалось довольно-таки жутко, и отчасти наше бессознательное сформировано по этим лекалам. Судя по фактам из исследования Ллойда Демоза, непохожесть детей на взрослых вызывала почти суеверный страх, а беззащитность малышей провоцировала агрессию. В поэзии древней Японии есть распространенный образ «отдаленного плача в поле». Этот привычный звук был плачем детей, брошенных умирать, потому что кормить их было нечем.

Вспоминаете «милые» сюжеты сказок, в которых родители заводят детей в лес и оставляют там? Так вот, это происходило не только в сказках. В Древнем Риме существовала практика оставлять в живых только сыновей. В XIX веке, когда уже паровозы бегали, считалось, что плач и испражнения младенцев – это доказательство их дьявольской сути и желания вредить окружающим. Бить и жестоко наказывать детей было обязанностью и любящих родителей, и учителей. Восьмилетний Людовик XIII по ночам просыпался от ужаса в ожидании утренней порки. Если обобщить, получится, что ребенок воспринимался как недочеловек. Все его естественные проявления – как ненормальные.

Была, например, традиция привязывать младенцев к стулу, чтобы они не ползали на четвереньках, как животные – некрасиво же. Так что детство нужно было принять, осознать как некую норму. В каком-то смысле – придумать. Это и делалось вопреки кошмару подавления и отчуждения. Собственно, оба процесса развивались параллельно. Образ ребенка – недочеловека контрастировал с образом ребенка – Бога, в том числе Младенца Христа. Еще в эпоху Ренессанса прозвучали мнения о том, что бить детей все-таки нельзя… точнее – можно не бить… Или бить, но хотя бы не палкой. Или палкой, но не очень часто. В общем, начались какие-то колебания по данному поводу.

Маленькая Вселенная

Эти неуверенные голоса значительно окрепли в XVIII веке. Ребенок теперь воспринимался как человек… Но детство все еще казалось болезнью, от которой нужно поскорее вылечить. Методы воспитания сместились от членовредительства к педагогике. Из жертвы малыш превратился в объект пристального экспериментирования самых разных направлений, у которых была одна общая цель – чтобы он поскорее стал взрослым.

Полезным и предсказуемым членом общества. К середине ХХ века в ребенке стали видеть индивидуальность, ценную и глубокую, разглядели уникальность детского восприятия мира. А возрастная психология отследила особенности развития с новорожденности и младенчества до подросткового периода… И детский плач наконец стал коммуникацией, сигналом, который в год значит одно, а в два с половиной – совсем другое… Но подавление и агрессия по старой памяти кажутся нам надежными стратегиями. И они способны затаиться в самых привычных действиях и ситуациях. Стратегии воспитания меняются в лучшую сторону медленно. И очень важно, чтобы родители были на стороне изменений. Первая и главная стратегия родительской любви – наша собственная картина реальности.

Я не буду так делать, когда вырасту!

Вспомните ситуацию из детства, когда вы сказали себе эту фразу. И попробуйте то давнее обещание выполнить. Да, самое лучшее – развивать эмпатию, умение представить себя на месте ребенка. Наша миссия как родителей состоит не в том, чтобы подготовить ребенка ко всем ужасам мира и научить его правильно прогибаться под уродливые требования, а в том, чтобы вместе найти противоядие и дать ему силы сохранять себя вопреки. Не ждите, что ребенок будет благодарен просто за то, что вы его растите. Дети не укоренены в этом мире.

У них нет привычки жить. Чтобы быть благодарными за жизнь как таковую, они должны получить от вас убедительные доказательства, что это вообще не подстава. Уныние, с которым взрослый способен жить, уничтожает психику ребенка. Бывают дети настолько впечатлительные, что даже необходимость отправлять естественные надобности приводит их в состояние шока. Главный аргумент в пользу этого мира – любовь НИ ЗА ЧТО и радость НИПОЧЕМУ, как основа жизни, как позиция, которую дети несут нам и ждут от нас такого же ответа.

Мы можем учиться у детей безусловной любви – пока они еще малы и являются ее спонтанными носителями. Учиться у специалистов деталям возрастной психологии. Вырабатывать свои уникальные методы воспитания – а они всегда уникальны. Лучше не создавать механизмы общения со своим ребенком (даже очень красивые и современные). Лучше создавать принципы. Да, они будут постоянно обновляться и совершенствоваться, главное, чтобы они исходили из этой безоглядной смелости – любить.

Главные признаки того, что ребенок нуждается в психологической помощи:

  • Физическое истощение либо явные признаки ожирения.
  • Испытывает страх при контактах с чужими людьми, нет ни одного друга.
  • Сутками сидит в чате, в компьютерной игре, непрерывно требует мультики, манипулирует взрослыми.
  • В разговоре часто возникает тема смерти.
  • Апатия.
  • Иногда в первую очередь нужно исключить физические заболевания. Психолог – следующее звено после врача.

Как не выгореть эмоционально, воспитывая ребенка, при огромном уровне эмоциональной отдачи, которой он требует?

Примите и приведите в норму все свои эмоции. Ключевое слово – все. Сложным эмоциям дайте названия, хорошие старайтесь усиливать. Пересмотрите свой травмируюший опыт. Необходимо помнить о том, что наша биография становится нашей биологией. Занимайтесь ментальными практиками.

Как не упустить время в социализации ребенка? Когда важно ее начинать?

До 3 лет у ребенка нет потребности в социализации. Затем он вступает в фазу освоения правил, и именно теперь начинается активная социализация. Ребенок взаимодействует с миром и создает свои представления о нем, опираясь на безопасную привязанность к маме, если эта привязанность сформирована.

Какие базовые правила возрастной психологии нарушает современная школьная система?

Каждый ребенок любознателен, но ему нужно видеть цель и результат познания. Школа практикует зазубривание, деление на разные дисциплины, а эффективная система работает через понимание процессов. Ребенку интересно, с какими системами он взаимодействует в мире. В природе нет разделения между химией, физикой, математикой, изучать их надо синхронно и целостно: находим интересную для ребенка проблему и ищем знания для ее решения. Таких навыков современное образование не дает. Ну и, конечно, ограничения в движении, особенно для младших школьников, перегрузка лишней информацией — все это может привести и часто приводит к проблемам с психологическим и физическим здоровьем.