Ольга Попушой: Коррекция жизни

Просмотров: 1759
Ольга Попушой: интервью журналу Sanatate
Ольга Попушой
врач высшей категории,
доктор медицинских наук

К тайне рождения человека могут прикоснуться далеко не все. Даже из врачей только избранные, отмеченные перстом Всевышнего, допущены к этому божественному процессу.

Не для того, чтобы вмешаться в само «производство» себе подобных, а для того, чтобы исправить ошибки, которые веками накапливало человечество. Для этого врачу нужны знания, годы труда, талант, человечность и порой вера в чудо.

С чудесами, основанными на науке и знаниях, каждый день сталкивается Ольга Попушой, доцент кафедры акушерства и гинекологии Государственного университета медицины и фармакологии имени Николае Тестемицану, врач высшей категории, доктор медицинских наук.

Ольга Ивановна, расскажите, что повлияло на ваш выбор профессии врача?

Ольга Попушой: Я родилась в Кишинёве, мои родители были учёными. Отец – академик, микробиолог. Мама была геологом. Оба работали в Академии наук. К сожалению, их уже нет со мной. С раннего детства я знала, что буду врачом. Тема моей будущей профессии даже не обсуждалась. Я хотела лечить людей, хотела, чтобы всегда здоровыми были родители. Даже специальность выбрала ещё ребенком: утверждала, что стану врачом-урологом. Так что альтернативы не было – только медицинский институт. Урологом я не стала, стала гинекологом. Специальность выбрала ещё на 5-м курсе. Появились печатные работы. Потом – клиническая ординатура, за ней – аспирантура.

А сегодня вы обучаете студентов, аспирантов… насколько органично преподавание вписалось в вашу основную профессию?

О. П.: Вот уже 35 лет я работаю на кафедре акушерства и гинекологии. Поскольку наша специальность – акушеров-гинекологов – связана не только с обучением студентов, кафедра находится на базе родильного дома 1-й городской больницы. Наша работа на кафедре предполагает учебную, лечебную, научную, методологическую, санитарно-просветительскую работу и другие направления.

Это же очень большой объём работы!

О. П.: Такая она, наша работа. На нашей кафедре уделяется большое внимание научной деятельности. В последние годы появилось много пациенток, обращающихся с актуальными проблемами, связанными со случаями необъяснимых потерь детей на любых сроках беременности: замершая беременность, самопроизвольные аборты, потери плода на разных сроках. Ранее эти причины казались необъяснимыми, не укладывались в нормы известных акушерских постулатов.

Наш коллектив, работающий над этой темой, стал более глубоко её изучать, знакомиться с новыми работами современных учёных, посвящёнными этой проблеме, достигшей уровня международного масштаба. В последние годы в современном акушерстве большое внимание уделяется нарушению коагуляционных свойств крови, т.е. тромбофилии. Она бывает врождённой и приобретённой. Приобретённая форма – это антифосфолипидный синдром, однако сегодня внимание учёных приковано к врождённой тромбофилии, к ее генетическим формам. Поэтому очень важен семейный анамнез. Важно знать, сколько в семье было инсультов, случаев сахарного диабета, инфаркта, потерь детей и т.д.

И сейчас, когда мы в Молдове впервые начали проводить такие исследования, у нас появился просто фантастический материал. Оказывается, мы можем прогнозировать возможные осложнения в течении беременности, которые приводят к потере плода, а значит – заранее подготовиться к беременности и избежать печальных последствий. За границей есть такое понятие, как «генетический паспорт», и люди к беременности готовятся. Планируя беременность, пары интересуются своим здоровьем. У нас же все считают, что они здоровы и безоговорочно готовы к материнству.

Досье

1975-1981 гг. – учёба в Государственном медицинском институте.
1981-1983 гг. – ординатура.
1983-1986 гг. – аспирантура.
Тема диссертации – «Дородовая подготовка шейки матки местным применением простагландина у пожилых первородящих».
Автор более 50 научных работ.
В настоящее время основное научное направление – «Диагностика тромбофилических состояний, подготовка к беременности, ведение беременности и родоразрешение».

Научные разработки врачей каких стран вы используете в своих исследованиях?

О. П.: Мы работаем с разработками российских учёных, но не только. К примеру, мы тесно сотрудничаем с именитым профессором из Вашингтона Фрэнком Червенаком. Он главный акушер-гинеколог госпиталя на Манхэттене. Мы ищем по всему миру людей, которые занимаются этой темой.
80 % акушерско-гинекологических проблем, связанных с потерей плода, объясняются тромбофилическими состояниями. Но об их существовании нужно знать до наступления беременности. Этой проблемой мы сейчас и занимаемся.

Сама эта проблема решаема?

О. П.: Вполне. Но мы должны знать о её существовании. Поэтому мы говорим о планировании беременности. Если семья решила, что пора завести ребёнка, примерно за полгода до запланированной беременности и мужчина и женщина должны пройти обследование. Особенно в тех случаях, когда у женщины уже были проблемы с вынашиванием ребёнка. Обсуждаемое заболевание можно контролировать. Ко мне обращаются женщины, у которых было 5-8 замерших беременностей, в том числе и с тромбозом пуповины на больших сроках. Представляете, какая это катастрофа для семьи?! Наша задача – довести до каждого семейного врача, что, если у женщины есть проблемы, её надо направить к специалистам.

Часто ли женщины проявляют инициативу и сами ищут специалистов?

О. П.: Чтобы пройти необходимое обследование, требуется направление врача. Но некоторые женщины не ждут, пока их кто-то куда-то направит. Заботясь о будущем ребёнке, они сами нас находят.

Обследование, по всей вероятности, не из дешёвых?

О. П.: Да, но вполне доступно. Для этого мы предложили провести исследования в рамках двухлетнего проекта по линии Академии наук. Имея возможность проводить исследования в государственной лаборатории, мы сообщили нашим коллегам, что они могут направлять к нам женщин с отягощённым акушерским анамнезом для генетических анализов и дальнейшего ведения.

Вашими пациентками могут стать только жительницы Кишинёва?

О. П.: Наши пациентки – женщины со всей республики. И те, у кого на самом деле есть проблемы, о нас узнают. Не такая уж у нас большая страна. Среди моих пациенток женщины со всех уголков республики, которые рожают уже второго, третьего ребёнка благодаря новым технологиям. Мы никому не отказываем. Наши женщины, при наличии проблем с вынашиванием, нередко обращаются к экстракорпоральному оплодотворению… Экстракорпоральное оплодотворение – отдельная тема. При многих диагнозах это действительно как спасательный круг. Но при подготовке к процедуре ЭКО тем более необходимо обратить внимание на проблему, о которой я говорила выше.

Может быть, надо готовить не только семейных врачей. Возможно, к материнству надо готовить девушек ещё со школы?

О. П.: Мы не можем призывать их к этому в школе. Наверное, надо начинать с того, что женщина репродуктивного возраста должна просто повышать образовательный уровень. Да и в целом надо повышать культуру населения, в том числе и в части здравоохранения, и делать это не посредством Интернета, где можно начитаться недостоверных сведений. Нужны национальные образовательные программы. Всё это непросто, но этим надо заниматься.

На каком этапе беременности чаще возникают проблемы?

Первые «страдания» – это подготовка к беременности и максимальное обследование во время беременности. Причём обследование только там, где диагносты специализируются в области акушерства и гинекологии и несут ответственность за выданный результат обследования. В данном случае мы говорим о человеческом факторе и отношении к специальности.
И вообще, женщинам сейчас надо всё объяснять. Поэтому акушер-гинеколог в какой-то степени должен быть и психологом. Говорить с женщинами на том уровне, который они способны понять и принять. С пациентами надо разговаривать.

Могут ли врачи вашей кафедры оказать помощь всем желающим? Ведь врачей вашего уровня в стране не так много.

О. П.: Мы стараемся помочь всем, кто к нам обращается. Кроме того, готовим молодые кадры, новую смену. Студенты у нас разные, среди них немало талантливых. Иностранные студенты в большинстве уезжают в свои страны. К сожалению, уезжают и многие выпускники вузов Молдовы. Поэтому мы обращаем внимание на тех резидентов, которые способны чего-то достичь и желают этого, у кого есть потенциал и правильные взгляды на жизнь. Такие молодые врачи не жалеют времени ни на обучение, ни на врачебную практику. Они занимаются научной работой. Это те молодые специалисты, которые примут эстафету у нас. Однако, к сожалению, этот золотой потенциал снижается. Тем не менее мы готовим себе замену. Мы учим, как когда-то учили нас.

Я – ученица академика Георгия Палади. Для каждого учёного, педагога, желающего передать свои знания, важен ученик, жаждущий знаний, уважающий выбранную профессию, желающий достичь новых высот. Из таких учеников, как из глины, можно лепить настоящих профессионалов.

Ваш отец, академик Попушой, был блистательным учёным. А вас чему он учил?

О. П.: Труду. Для того чтобы чего-то в жизни достичь, надо много и усердно трудиться. Он тоже был тружеником науки. Говорил, что звания и регалии никто не принесёт на блюдечке с голубой каёмочкой. И когда прошли годы, я убедилась, что он был абсолютно прав. Повседневный труд, работа над ошибками, анализ своих действий и решений, постижение нового – это нормальный процесс становления личности профессионала. Это касается любой профессии, любого её уровня.

В настоящее время вы исследуете новую сложную тему, которая отображает далеко не новые проблемы…

О. П.: Точнее, это объяснение многих старых проблем. Это новый научный подход, который позволяет решить эти проблемы в практическом акушерстве. Эти проблемы актуальны во всех странах, и поэтому решаются врачами всех стран мира. Мы действуем сообща. Каждый представляет свои исследования, свои варианты решения. И мы движемся вперёд.

Сейчас принято во всём равняться на Европу. Можно ли сказать, что в плане акушерства и гинекологии мы выглядим не хуже европейских стран?

О. П.: Я не могу отвечать за все направления, но в той области, в которой я работаю, мы находимся на хорошем уровне. Когда мы представляем свои исследования на международных форумах, наши коллеги порой удивляются, что врачи из Молдовы достигли определённых результатов. Они видят, что мы адекватные, знающие, английским владеющие. Нас уже рекомендуют как партнёров для сотрудничества. Мы в тренде. У нас есть тот профессиональный уровень, который достоин уважения. Мы сами участвуем в международных медицинских конгрессах. Недавно были во Флоренции, в Барселоне, Бухаресте.

«Повседневный труд, работа над ошибками, анализ своих действий и решений, постижение нового – это нормальный процесс становления личности профессионала.»

Кстати, Бухарест организовал уже 37-й конгресс врачей нашего профиля. Понятно, если не учитывать географическое расположение, мы не совсем Европа. Но наши женщины рожают таким же образом, как и в Европе. И проблемы у нас общие. Но ведь надо как-то донести до общественности, до профильного министерства, что такие форумы на самом деле нужны, и участие наших врачей в зарубежных форумах тоже крайне важно. Врачи не просто так собираются. В последнее время стало популярным такое понятие, как «научный туризм». Это отдельная тема. А вот в плане организации серьёзных медицинских форумов, конечно же, должно быть в какой-то мере заинтересовано профильное министерство.

Мир меняется, меняются методологии. Что изменилось в системе акушерства?

О. П.: Многое. К примеру, раньше у нас было 5 отделений патологий беременности, каждое – по 30-40 коек. Сейчас – одно. Самое главное, что мы справляемся. За время моей профессиональной деятельности произошли перемены с точностью до наоборот. Если раньше мы считали, что длительный безводный промежуток опасен, то сейчас мы при преждевременном излитии околоплодных вод пролонгируем беременность иногда до нескольких недель в интересах плода. Для того чтобы созрел лёгочный сурфактант, чтобы дать ребёнку максимальный шанс выжить. Изменения произошли по многим параметрам – и в положительную сторону.

Ответственность за рождение и жизнь ребёнка несут и мама, и врач, который курирует беременность…

О. П.: Однозначно. Но сейчас мы всё глубже вовлекаем в этот процесс родителей, в том числе и юридически. Когда женщина поступает в родильный дом, она подписывает много документов о том, что доверяет врачам провести роды, какой сложности они бы ни были. На операцию путём кесарева сечения женщина должна дать свое согласие. Если в тот момент женщина по каким-то причинам не способна ответить на этот вопрос, согласие дают её близкие родственники. При этом следует учитывать, что акушерство только на 50 % наука, а на 50 % искусство. Многое зависит от опыта и профессионализма врача. Нет одинаковых женщин, для каждой должен быть выработан свой индивидуальный план.

Ваша кафедра расположена на базе 1-й городской больницы. В чём преимущества этого соседства?

О. П.: Кафедра со дня своего создания кочевала по разным медицинским учреждениям. С 1988 года мы располагаемся на базе 1-й городской больницы. Это удобно тем, что рядом работают врачи практически всех профилей. Если во время родов требуется консультация врачей узких специальностей или поддержка хирургов – они всегда рядом. Рядом функционирует и центр диагностики. В этом плане мы находимся в более выигрышном положении, чем другие родильные дома.

Вам, наверное, часто задают вопрос: сколько малышей появилось на свет благодаря вашей помощи?

О. П.: Мой сын когда-то пытался подсчитать. Но цифры всё время меняются. Я не считаю, но навскидку это несколько десятков тысяч новых жизней.
И каждая новая жизнь… – …это мороз по коже. Ощущение восторга и полного удовлетворения оттого, что снова всё получилось – при нашем участии на свет появилась новая жизнь. И, конечно же, благодарность Богу. Моя вера основана на том, что некие силы нам всё-таки помогают. Потому что иногда остаёшься один на один с такими сложными вопросами, что, кажется, может помочь только чудесное вмешательство. И оно происходит!

«Многим женщинам важно, чтобы в ответственный момент рядом был врач, которому они доверяют.»

Но и в трагических ситуациях, когда что-то пошло не так, пусть не по нашей вине, об этом можно поговорить только со Всевышним. Эти эмоции, они очень болезненны… Некоторые люди не могут понять, почему акушеры-гинекологи кажутся несколько отстранёнными, порой даже высокомерными. Это всё потому, что они глубоко переживают события каждого дня, нередко защищая себя непроницаемой оболочкой порой даже для очень близких людей.

Что вам помогает пережить такие моменты?

О. П.: Цветы и собака. Я вожусь с цветами, наблюдаю за их ростом и цветением, и это меня умиротворяет. И ещё мой любимый лабрадор Наполеон, но это больше паспортное его имя. Сын зовёт его Лео, а я называю его Люсямамин, и мне кажется, ему нравится это домашнее, очень личное обращение. У меня очень умный пёс, он член нашей семьи, в его обществе я отдыхаю. Он всё понимает, разговаривает и искренне нас любит.

А настоящий отдых вне дома, где-то на курорте?

О. П.: Я 5 лет уже никуда не выезжала. Не получается. Как я объясню своим роженицам, что я их оставлю в самое важное для них время, потому что мне надо съездить на курорт? Роды ждать не будут, а многим женщинам важно, чтобы в ответственный момент рядом был врач, которому они доверяют.

Вы тоже мама. Рождение вашего ребенка тоже проходило под вашим контролем?

О. П.: У меня долгожданный и запланированный ребёнок. Я родила сына после того,
как защитила диссертацию. Я понимала, что при моей специальности я не смогу совместить два таких важных и ответственных события, как рождение ребёнка и защита диссертации. Что-то пострадало бы, чем-то пришлось бы жертвовать. Поэтому я сначала стала специалистом, а потом погрузилась в планирование своей беременности. Хотя диссертацию, в какой-то мере, тоже можно назвать моим ребёнком.

Сколько лет вашему сыну?

Ольга Попушой с сыномО. П.: Моему сыну Ивану 2 июня исполнилось 26 лет. Между нами сложились дружеские отношения. Я всегда старалась быть для него другом, примером, поддержкой – всем. Мой сын тоже хотел поступать в медицинский институт, и мой папа, он был тогда ещё жив, тоже надеялся, что его внук станет врачом. Но наша специальность требует самоотдачи, самопожертвования, и не всем молодым людям это подходит. Сын прислушался к моим советам, получил экономическое образование, у него сейчас работа, которая ему нравится. Вместе с тем интерес к медицине у него остался.

Другими словами, у вас есть с кем поговорить о работе?

О. П.: Сын постоянно интересуется моими делами, с удовольствием и пониманием обсуждает медицинские проблемы. Но по-другому и быть не может: он с детства слышит мои порой эмоциональные разговоры с пациентками.

Вас воспитывали в строгости?

О. П.: Мои родители – люди старой закалки с выраженным словом «надо». В воспитании сына я была более демократична, чем мои родители. В день его рождения его друзья благодарили меня за то, что вырастила хорошего человека и верного друга.

Приобрести хороших друзей не просто…

О. П.: Я всегда ему объясняла, что дружба – дело круглосуточное. Настоящих друзей много не бывает.

Вы единственный ребёнок в семье?

О. П.: Да, и, может быть, поэтому передо мной была поставлена повышенная планка. Кроме того, возможно, повлиял тот фактор, что моя мама выросла сиротой и пыталась меня подготовить к возможным трудностям. Высокая планка, которую я одолевала, превратила меня в максималистку. Я делила жизнь на белое и чёрное и не замечала, что существуют другие цвета. Когда я это поняла, я раздвинула рамки возможностей и желаний для своего сына. В становлении его личности я не была категоричной. Хотя есть принципиальные вещи, в которых ни в коем случае не следует уступать.

Например?

О. П.: Порядочность, честность, доброта, сострадание, помощь людям. Я ему всё время говорю: «Не оскудеет рука дающего». Проще говоря – надо соблюдать библейские истины.

Давайте о приятном. Вы говорили, что любите выращивать цветы? Какие вам больше нравятся?

О. П.: У меня дома 48 орхидей – это нежные, глубоко чувствующие цветы, которые вместе с тобой проживают каждый день, оставляют свой прекрасный след. А во дворе я люблю ландшафтный дизайн во всех его проявлениях.

В этом плане у вас нет особых предпочтений?

О. П.: Я стараюсь, чтобы каждый сезон был выдержан в своем цвете. Это увлекает. Это тоже как рождение жизни – другой жизни, но тоже прекрасной. Мои цветы – это моя отдушина, мой мир, который доступен далеко не каждому человеку.

Мечтаете о внуках?

О. П.: Теоретически – да, как и все матери, у которых взрослые дети. Но я прекрасно понимаю, что всему своё время. В этом смысле я не могу и не хочу влиять на сына. Возможно, он хочет достичь определённого уровня в карьерном росте. Я в свое время тоже очень серьёзно отнеслась к рождению ребёнка. Пришла к тому, чтобы его появление на свет не пересекалось с важными вехами карьеры. Кроме того, мой взрослый ребёнок и его избранница должны убедиться в своих чувствах, испытать их в разных жизненных ситуациях. Он взрослый человек и способен отвечать за свои решения.

В любом случае, все дети должны быть желанными…

О. П.: Однозначно! Если беременность наступила, значит, кто-то её желал. Но как врач говорю, что важно, чтобы ребёнка хотела именно мама. Она носитель. Она должна понимать и осознавать все этапы беременности и родов, должна быть готова ко всем возможным испытаниям. Сейчас мы допускаем партнёрские роды. Рядом с женщиной могут находиться муж, мать, свекровь или подруга. Моральная поддержка есть, остается только слушать врача: всё, что мы советуем, направлено на оптимизацию процесса рождения ребёнка. Необходим и позитивный психологический настрой как во время беременности, так и в период родов. Если беременность проходит без патологий – женщине вообще не следует волноваться. В таких случаях мы говорим: не мешайте женщине рожать! Ну а если есть какие-то проблемы, мы постараемся решить их сообща. Но важно обозначить эти проблемы до наступления беременности.

Говорят, что у детей, рождённых в любви, звёздочки в глазах…

О. П.: Эта фраза имеет право на жизнь. Порой заходит семейная пара – и сразу видно, что ребёнок настолько желанный, что эти звёздочки обязательно будут видны, по крайней мере родителям. Молодым парам могу посоветовать делать всё осознанно, максимально честно вести себя с врачом. Нельзя умалчивать о проблемах или скрывать семейные тайны. В данном случае перед гинекологом, который контролирует рождение вашего ребёнка, нужно быть предельно откровенным, как на исповеди. Причем правду должны говорить оба потенциальных или реальных родителя. В процессе зачатия новой жизни участвуют два человека, оба несут ответственность за его рождение.

В решение проблем каждой пары вы вкладываете свое сочувствие, знания, даже больше – часть своей души. А что получаете взамен?

О. П.: В момент появления ребёнка на свет я получаю радость от рождения и ту самую Божью благодать. А ещё осознание того, что не зря прошли годы обучения, не зря была выбрана профессия. Каждый раз понимаешь, что ты состоялась, что ты востребована. Положительные эмоции возвращаются, и я чувствую эту отдачу.

Текст: Анна Ветрова

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Уведомление о